ITunes

«Врачи просто уйдут из профессии, потому что куда ни кинь, все равно посадят»

«Врачи просто уйдут из профессии, потому что куда ни кинь, все равно посадят»

Следком РФ предложил ввести в УК статью, предусматривающую ответственность за врачебные ошибки. В настоящее время подобные дела расследуются по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». В эфире радио СОЛЬ такую инициативу прокомментировали оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал и председатель Совета общества защиты пациентов Андрей Хромов.

Андрей Коновал — оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие»

Я полагаю, что подобные инициативы являются проявлением некоторого бессилия нашего государства в том, чтобы навести реальный порядок в системе здравоохранения. У нас постоянно возникают подобные инициативы — то ввести административную ответственность за врачебную ошибку, то усилить уголовную ответственность.

На самом деле, основные проблемы нашего здравоохранения связаны с тотальным недофинансированием этой сферы. А во-вторых, с тем, что то финансирование, которое сейчас есть, организованно таким образом, что оно не доходит до реальных исполнителей, до врачей, до среднего и младшего медперсонала в полном объеме. И в результате мы имеем бесконтрольность администрации медучреждений. Мы имеем бесконтрольность в деятельности региональных властей, которые не обеспечивают необходимыми ресурсами государственные медучреждения. И отсутствуют основные порядки оказания медицинской помощи, стандарты, нормы. Они почему-то у нас имеют рекомендательный характер, и в результате наши поликлиники, наши больницы не имеют возможности платить достойную зарплату своим медработникам.

В результате люди работают с двойной или тройной нагрузкой, это реальное превышение возможной, научно обоснованной физической нагрузки медработников. В результате идет рост угрозы врачебных ошибок. Измученный, изнуренный физически и психологически врач, который 10 раз в месяц работает, и его непрерывный рабочий день составляет 32 часа — вот такой врач, который измотан огромной бумажной отчетностью, за которую его штрафуют и наказывают, очень даже способен совершить кучу врачебных ошибок.

Ну введут они уголовную ответственность, в результате посадят этого врача или лишат возможности заниматься врачебной деятельностью. И еще больше усилится дефицит кадров. Вот это в наших условиях не панацея. Тем более что в УК и так есть аналогичные статьи, в случае допущения реальной халатности они должны работать. Если у нас правоохранительные органы не способны к действиям, это не проблема закона. Еще одна статья в данном случае не улучшит ситуацию, проблема не в этом. И мне кажется, что подобные инициативы, — это некоторый способ отработать реально назревшие проблемы, реальные общественные запросы, потому что что-то нужно со здравоохранением делать.

Вот это чувствуется, что люди недовольны, люди требуют, чтобы соблюдался закон, и реальных виновных наказали. Но у нас почему-то сейчас идет некая тенденция, чтобы делать различные громкие заявления на те или иные темы, но реальных решений системных проблем мы не наблюдаем.

Андрей Хромов — председатель Совета общества защиты пациентов

Я хотел бы уточнить одну деталь, и она крайне важная — во всем мире нет даже понятия в УК такого, как «врачебная ошибка». По одной простой причине — за ошибку судить нельзя, если эта ошибка непреднамеренная. Любой врач может ошибиться в постановке диагноза. Более того, в Англии провели исследование, и оказалось, что в 60−70% случаев первичный диагноз был поставлен ошибочно, потому что симптоматика многих заболеваний очень похожа. И выявить истинное заболевание крайне сложно без дорогостоящего оборудования или дополнительных каких-то знаний. Поэтому судить за ошибку нельзя.

Вот за причинение вреда здоровью — конечно. Но данная статья есть и сегодня в УК. Зачем ее дублировать именно как врачебную ошибку? Давайте представим, что в каком-то поселке есть врач, фельдшер или еще что-то такое — скажем, общего профиля врач. К нему приводят пациента с острой болью, его нужно прооперировать. Ну, теоретически он знает, практически этого не делал. Вот какой у него выход? Либо попытаться спасти жизнь человека и совершить в этой попытке много ошибок, либо вообще не пытаться и сказать: «Вы знаете, я не буду рисковать, потому что могу совершить ошибку». Его будут в любом случае судить, либо за неоказание медицинской помощи, либо за врачебную ошибку, либо за причинение вреда здоровью. Врачи при таких условиях просто уйдут из профессии, потому что куда ни кинь, все равно посадят.

На сегодняшний день в судебной практике есть единственное слабое звено — это судебно-медицинская экспертиза. Вот экспертизу нужно делать независимой, чтобы дела им передавались от анонимного источника, на анонимного врача или клинику. Чтобы те эксперты, которые выносят решение, не знали, в адрес кого они его выносят и от какого пациента. Чтобы не было этого корпоративного сговора, предвзятого отношения. Именно вопрос судебно-медицинской экспертизы стоит крайне остро, потому что все решения судья выносит, основываясь именно на ее заключении.

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments