ITunes

Блокировка «зеркал» пиратских сайтов: «Это все равно что поставить дверь в поле»

Блокировка «зеркал» пиратских сайтов: «Это все равно что поставить дверь в поле»

1 октября в России начал действовать закон, согласно которому «зеркала» пиратских сайтов будут блокировать без судебной проверки. Устанавливать, является ли ресурс копией уже заблокированного, предстоит комиссии Минкомсвязи, а ограничивать доступ к «зеркалу» будут провайдеры — по требованию Роскомнадзора и в течение суток. Кроме того, упоминания о соответствующих «зеркалах» исключат из поисковой выдачи. В эфире радио СОЛЬ на эту тему высказались исполнительный директор ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов и исполнительный директор российского отделения WikiMedia Станислав Козловский.

Владимир Харитонов — исполнительный директор ассоциации интернет-издателей

Прежде чем говорить об эффективности блокировки «зеркал», наверное, надо сказать пару слов об эффективности самой блокировки. Она неэффективна, потому что то, что делает Роскомнадзор и та система, которую он выстроил, — она блокирует пользователей, чтобы им помешать добраться до какого-то сайта. Сами сайты никак не блокируются, они как лежали у хостинг-провайдеров где-нибудь в Амстердаме или в Гамбурге, так и лежат. Поэтому блокировка пользователей — это все равно что поставить дверь в поле и сказать: «Мы вот дверь поставили, закрыли ее на замок, дальше вам ходить нельзя». Что делает человек, который в поле видит эту дверь? Он, видимо, крутит пальцем у виска и думает — что же это за люди такие, которые дверь поставили.

Способов обойти эти блокировки великое множество. По той простой причине, что интернет — это такая штука, которую когда-то создали, чтобы передавать информацию во время ядерной войны. Он очень хорошо приспособлен, чтобы информацию передавать и делать ее доступной.

Что касается блокировки «зеркал», то ее эффективность будет примерно такой же. Сделать «зеркало» сайта и таким образом избегать блокировок — это только один способ сделать сайт доступным. А есть множество других…

У нас уже сложилась за последние лет 5 целая история со всеми этими законами, которые становятся раз от раза жестче и жестче. Что от этого становится лучше? У нас становится меньше «пиратства»? Вроде нет, не становится. Посмотрите на посещаемость RuTraсker — как было 80−90 миллионов посещений в месяц, так и осталось, ничего не поменялось. Если взять книжные «пиратские» сайты, то там в общем все то же самое. Блокировки неэффективны. Если сейчас будут досудебно закрывать «зеркала» — так они же их будут закрывать точно так же, как закрывали и те ресурсы, и тоже ничего не поменяется. Но при этом все при деле. Законодатели при деле, потому что они принимают страшные и ужасные законы. Представители индустрии, которые борются за принятие этих законов, тоже при деле — они вот добились того, что теперь будут блокировать «зеркала». Замечательно, прекрасно. Но все остальное-то останется по-прежнему. Это какие-то «потемкинские деревни» в ужесточении законодательства. Да, конечно, пользователям становится немножко сложнее. Но они же учатся.

Я бы посоветовал обращать внимание не на «пиратство», а на реальные проблемы, которые есть в системе авторского права. Например, решить проблему с «сиротскими» произведениями. У нас громадное количество произведений, например, только книг порядка 4 миллионов, которые были изданы в XX веке, в СССР и в РФ, которые, скорее всего, являются «сиротскими». С этими произведениями ничего нельзя сделать. Их нельзя перепечатывать, продавать, потому что никто не может найти правообладателя. Это ситуация, которая порождается самой системой авторского права. И, видимо, что-то можно изменить. Давайте это поменяем, и тогда у тех же наших издателей увеличится ассортимент, а у читателей эти книги окажутся в доступе. Может быть, в этом направлении лучше работать? Тогда и «пиратство», и страхи перед ним будут менее значимыми.

Станислав Козловский — исполнительный директор российского отделения WikiMedia

Особой я, все-таки, проблемы не вижу, если честно. У нас гораздо больше других проблем. Плюс «пиратство» приносит как пользу, так и вред. И иногда пользы этой больше. Люди получают какие-то знания. В то же время, конечно, иногда нарушаются права авторов. Но при этом сейчас какая ситуация? Все эти законы начались за счет киноиндустрии, где обвиняют пользователей, что они скачивают российские фильмы и смотрят их, вместо того чтобы ходить в кинотеатры. Притом что большинство российских фильмов, если не сказать — подавляющее количество, снимается за счет государственного бюджета, за счет, по сути, тех же налогоплательщиков, которых потом обвиняют в «пиратстве». Получается, с одной стороны, киноиндустрия берет деньги у государства, снимает фильмы, а потом все права принадлежат опять всем этим продюсерам, студиям, причем на огромные сроки — 70 лет после смерти режиссера, композитора и автора сценария, последнего из них. Соответственно, где-нибудь к XXII веку эти фильмы перейдут в общественное достояние.

Понятно, что надо защищать. Просто настолько все на стороне правообладателей, и ничего — на стороне пользователей, что возникает ощущение несправедливости. Люди начинают активно законы нарушать.

На самом деле, в США скачивают «пиратского» контента больше, чем в России. Но при этом все-таки Голливуд денег у государства не берет, это более чем прибыльная организация. А у нас вся киноиндустрия финансируются исключительно через «Фонд кино». Они и рассказывают, что так мало фильмы собирают в кинотеатрах, только потому что их «пиратят». На самом деле — потому что не очень хорошие фильмы. Те же голливудские блокбастеры в тех же кинотеатрах собирают, несмотря на то же «пиратство», на порядок больше. То есть дело не в «пиратстве», а просто в разных моделях. Там киноиндустрия заинтересована, чтобы было больше зрителей, а тут — чтобы собрать больше на съемки фильма от государства. А «пиратство» — это такая ширма, которая объясняет провалы фильмов.

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments