ITunes

Экс-оперативник, расследовавший дело Чикатило — о «краснодарских каннибалах» и равнодушии соседей

Экс-оперативник, расследовавший дело Чикатило — о «краснодарских каннибалах» и равнодушии соседей

Кубанский Следком продолжает расследовать дело так называемых «краснодарских каннибалов». По официальной информации, речь пока идет об убийстве одной женщины, но СМИ со ссылкой на свои источники сообщают, что жертв было около 30, а убийства продолжались почти 20 лет. Общественность возмутил тот факт, что преступники были задержаны лишь случайно — глава семьи потерял телефон, в котором хранились фото фрагментов человеческих тел. Генерал-майор милиции в отставке Виктор Бураков, участвовавший в 80-х годах прошлого века в расследовании дела маньяка Чикатило, прокомментировал эту историю в эфире радио СОЛЬ.

Виктор Бураков — ветеран МВД и боевых действий, генерал-майор милиции в отставке. В 80-х годах XX века участвовал в расследовании дела Чикатило.

Давайте начнем с того, что официальной информации, насколько мне известно, на сегодняшний день о том, что они каннибалы, — нет. Это ничем не подтверждается официально. Это первое.

Второй вопрос — подробной информации вообще о причинах задержания [нет], они пока подозреваемые. Конкретная причина их задержания официальными органами не озвучена.

Третий вопрос — сложно сегодня давать какую-то оценку действиям сотрудников органов внутренних дел, не зная обстоятельств… У нас четко определено законом, что по факту пропажи детей, взрослых, — если обращаются официально в правоохранительные органы, то принимаются меры по розыску. Принимается официально заявление, официально выносится постановление об объявлении человека в розыск и проводятся оперативно-розыскные мероприятия по возможному установлению нахождения пропавшего человека. Поэтому на данный момент я далек от мысли, что на протяжении всего времени были официальные обращения в правоохранительные органы по пропаже жертв. Мы не знаем, сколько их было, — опять же, не доказано еще. Это информация, которая не нашла своего подтверждения. Я далек от мысли, что полиция не принимала мер по их розыску…

Немаловажно, были ли вообще заявления о пропаже предполагаемых жертв. Потому что бывает так, что граждане зачастую никак не связаны с родственниками. Будем говорить, грубое слово, конечно, — бомжи. Люди предоставлены сами себе. К ним можно отнести и детей, и взрослых, и пожилых, которые живут сами по себе, никем они не отягощены… Естественно, их никто не искал, не было для этого оснований. Это одна из причин, которая может оправдывать отсутствие реакции на эти факты длительное время.

Надо дать возможность правоохранительным органам разобраться в этой системе и прийти к какому-то конкретному выводу, а не торопиться с осуждением — как такое может быть, может быть или не может быть такое. В нашей жизни все бывает.

Я вам на примере говорю — по лесополосе, когда мы работали по Чикатило, на первоначальной стадии мы обнаруживали скелетированные, мумифицированные трупы женщин, девушек, личность которых не была установлена. И их никто не искал. Мы обнаруживали трупы и проводили глобальные работы в попытках установить личность. Приходилось делать экспертизы по методу Герасимова — по черепу. Готовились фотографии восстановленного по черепу лица, внешности. Все это потом в СМИ [публиковалось], расклеивалось везде. Пытались установить, потому что без этого, без установления личности невозможно практически раскрыть данное преступление. Каждое преступление начинается с личности — с поведения, с характеристики, где он был, когда ушел из дома, с кем он общался, кто у него друзья и т. д. Тогда можно определить круг людей, возможно, причастных к совершению убийства или причинению другого тяжкого вреда.

Эти люди ["краснодарские каннибалы"] жили с соседями, с людьми, общались с ними. В первую очередь, должна была информация пойти от их близких, от их соседей. Не может такого быть, чтобы они 20 лет убивали и занимались каннибализмом, и никто их в этом не подозревал. Этого быть не может. Поэтому в первую очередь надо, чтобы живущие вокруг преступников, не проходили мимо. У нас сегодня, вы видите по телевидению, люди избивают человека — проходят мимо, никто за него не вступится никогда. Насилуют девушку — никто никогда не вступится за нее.

Это безразличие со стороны граждан. В советское время все было по-другому. Были люди не те, было отношение к милиции не то. Люди переживали проблемы, которые есть у соседей, они этими проблемами делились. Всякую подозрительную информацию, которая им доставалась, они немедленно сообщали в органы правопорядка. А у нас сегодня — еще раз повторюсь, акцентирую на этом внимание — бездушные беспринципные люди, которые живут как в скорлупе. Лишь бы мне было хорошо, а что касается других, это неважно, пусть милиция разбирается. Мы не должны так жить.

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments