ITunes

Арест за лезгинку в Геленджике: «Это ксенофобия и фашизм»

В Геленджике 12 августа полицейские задержали нескольких выходцев из Кабардино-Балкарии за исполнение лезгинки на улице. Правоохранители настаивали, что танец запрещен на территории Краснодарского края. Два участника инцидента получили по пять суток административного ареста, но позже одного из них отпустили. Скандальную историю журналисты радио СОЛЬ обсудили с общественниками.

Аскер Сохт — замруководителя общественной организации «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края

Позиция краевых властей состоит в том, что эти молодые люди не должны были вступать в полемику с полицией. Они должны были немедленно отправиться или к начальнику полиции города, или в прокуратуру города, или в мэрию — подать жалобу на этих сотрудников, стремиться урегулировать вопрос в правовых рамках. К сожалению, эта полемика там имела место быть. Мы в любом случае будем разбираться. Если нас не устроит решение суда Геленджика, мы обратимся в краевой. Не устроит решение краевого суда — в президиум краевого суда и т. д., будем использовать все правовые механизмы, чтобы защитить вот этих 20 человек, отдыхающих, которые приехали на курорт в Геленджик.

У нас шесть миллионов человек в этом году находятся на курортах в Турции. И я боюсь, что значительная часть этих людей оказывается за пределами нашей страны благодаря вот таким вот деятелям. Либо они не знают своих полномочий, либо их не воспитали в свое время, и они в массовом порядке нарушают права людей, которых должны защищать.

Не может существовать каких-либо запретов. Это абсолютно исключено. Это просто ксенофобия, это фашизм. Разговаривать на каких-то языках, танцевать какие-то танцы, песни петь — кому какое дело? Это частное дело каждого человека. Что он любит, то он и делает. Он же не нарушает ничьи права. Я не исключаю, что данные сотрудники, возможно, руководствуются какими-то ксенофобскими внутренними своими убеждениями. Возможно, у них есть какая-то внутренняя ненависть к людям другой национальности.

Валерий Хатажуков — руководитель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра

Событие вызвало огромный резонанс не только на Северном Кавказе. Нам беспрерывно звонят и пишут из различных кавказских и черкесских диаспор, из Турции, из Европы, с Ближнего Востока. Мы собираем информацию, и более или менее картина уже вырисовывается. Эти молодые люди вели себя достаточно спокойно. Они не были выпившие, не мешали каким-то общественным процессам, ничего не перекрывали. Это сейчас абсолютно достоверно. Об этом говорят в том числе и жители Геленджика, которые стали свидетелями всего этого.

Очень много комментариев связано с казаками. Эта история обострила эту проблему. Вообще на Северном Кавказе очень болезненно воспринимают то, что воссоздается казачье сословие. Потому что с этим сословием связаны в историческом прошлом очень многие трагические страницы в истории народов Северного Кавказа. И то, что они себе позволили плеткой нанести какие-то удары, это всех очень возмущает. Эта тема тоже начинает обсуждаться. Почему по этническому, национальному признаку должны создаваться какие-то формирования, полицейские, военные и т. д.

Вот о таких столкновениях, допущенных в Кабардино-Балкарии, в Карачаево-Черкесии, я не знаю просто. Нужно думать о  политических последствиях. Они радикализируют национальное движение.

Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments