ITunes

«Дети нынешних олигархов будут делить между собой Россию будущего»

«Дети нынешних олигархов будут делить между собой Россию будущего»

В СМИ и соцсетях обсуждают спорные назначения на важные должности детей или родственников известных российских чиновников и бизнесменов. Вопросы, например, вызвало назначение племянницы вице-премьера Дмитрия Рогозина на пост главы Сочинского национального парка или попытка 19-летней дочери пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова решить проблемы судоремонтного завода в Севастополе. Журналисты радио СОЛЬ связались с политологом Ильей Гращенковым, который рассказал о будущих шагах российских «принцев крови».

Илья Гращенков — политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики

Де-факто высокие посты достаются [детям чиновников] по наследству. Я заметил, почитав новости на Яндексе, что для меня примерно сложился образ будущей кампании президента 2018 года. Я понял, что пройдет она в рамках стратегии того, как дети наших нынешних олигархов будут делить между собой Россию будущего, потому что мы сейчас реально наблюдаем естественное старение их отцов и выход на сцену их детей.

Во-первых, их [детей] много, гораздо больше, чем отцов. И в отличие от средневековой Англии, где феодализм регулировался, а наследство доставалось старшему сыну, у нас такой практики нет. Лиза Пескова подтверждение тому, что каждый будет играть самостоятельную игру. Мы реально через пару лет получим выход на сцену достаточно большого числа этих молодых «принцев крови». «Принц крови» — это человек, который понимает свое место в обществе, понимает, что он родился в кардинально другом положении, чем другие, и уже с рождения пытается это право крови реализовать.

И как-то они должны делить между собой политические и экономические бизнес-секторы. Пытаться договариваться с остатками нынешней власти, которая станет еще более дряхлой и старой, а молодые львы попробуют взять всю полноту власти в свои руки. В дальнейшем каждый из них захочет сыграть собственную партию, расширить сферу влияния, доказать, что он не просто сын или дочь отца, проявить себя самостоятельно.

Кстати, надо сказать, что есть некое «не комильфо», когда перехватывают бизнес родителей. Яркий пример — какой-нибудь Чайка. Он занимается таким неблагородным, казалось бы бизнесом, как утилизация отходов. Он занимается той сферой, которую у нас всегда было принято ассоциировать с криминалом. Но тут все противоположное, папа — генеральный прокурор, а сын практически не в благородной среде. Дети Патрушева — банкиры, то есть силовики предпочли банки. А кто-то, как Лиза Пескова, старается остаться в рамках пиара, но мы уже сейчас чувствуем, что это не совсем то, чем занимается ее отец. Это попытки взаимодействия между государственным сектором и частным бизнесом, то есть уже в юном возрасте она пытается выступить в роли арбитра. Молодые пробуют эту грань дозволенности на крепость — куда можно зайти и где она заканчивается.

Владимир Путин идет на еще один срок, который по Конституции должен быть последним. И уже многие говорят о том, что в эти годы мы увидим переходный период от власти сильного президента к власти постсильного президента. Президентский пост сильно ослабеет, и элиты должны учиться ориентироваться не на единое принятие решений, а на какую-то другую модель. Мы как раз наблюдаем зачатки этой модели, когда есть люди с капиталами и политической властью, конкуренция между которыми в будущем будет усиливаться. То есть условные Сечины и Чайки будут выяснять отношения не с помощью арестов в силовых структурах, а именно с помощью каких-то политических институтов.

Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments