Почему тысяча пациентов Федерального центра СПИДа не получат помощь?

Около тысячи ВИЧ-инфицированных пациентов Федерального центра по профилактике и борьбе с распространением СПИДа Роспотребнадзора не получат необходимые им препараты. Минздрав указывает, что у Роспотребнадзора нет полномочий по медико-санитарному обеспечению граждан. Журналисты радио СОЛЬ поговорили на эту тему экспертами.

Вадим Покровский — директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом

Минздраву не нравится, что Роспотребнадзор занимается лечением, потому что мы [Федеральный методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом] входим в состав Роспотребнадзора, а не Минздрава. Я думаю, это основная причина. Развели здесь ведомственное противодействие. Хотя в постановлении правительства о закупках лекарственных препаратов ясно написано, что учреждения Роспотребнадзора должны получать эти лекарства. То есть Минздраву не нравится еще и постановление правительства.

Я не сомневаюсь, что конфликт будет урегулирован. Просто некоторые чиновники проявляют излишнее рвение, но не думают о людях, которые должны получать лечение. Сейчас они говорят — пусть они едут к себе на родину, туда, где они зарегистрированы. Но это может испортить карьеру человеку. Он здесь на хорошей работе, на хорошей зарплате. А из-за того, что нет лечения и он не может в Москве его получить, он вынужден будет ехать куда-нибудь к себе, в сибирскую деревню, где он зарегистрирован. И Москва потеряет работника.

Это частная инициатива Минздрава. Более того, Минздрав сейчас вводит некие регистры пациентов. Там надо принести кучу документов, чтобы тебя внесли в этот регистр. Это еще более затрудняет получение лечения. Видимо, то, что нам это не нравится, приводит к тому, что и мы Минздраву не нравимся. Главная проблема в том, что лечение российские граждане по закону должны получать в любом месте. И так и надо организовать дело. А для этого надо и увеличивать финансирование, чтобы лекарства были для всех. А сейчас лечение получают только 30% от числа зарегистрированных. Эти регистры придумывают лишь бы людей лечить поменьше.

Алексей Михайлов — руководитель отдела мониторинга «Коалиции по готовности к лечению»

Ситуация эта возникла не сейчас, когда центр получил письмо. Она возникла еще на плане формирования закупок. Когда мы мониторили централизованные аукционы Минздрава, мы увидели, что Федерального центра и вообще учреждений Роспотребнадзора не было в этой документации. Мы связались с ребятами, которые стоят на учете в Федеральном центре, связались с его руководством, они сказали, что вопрос решается. Но, как мы видим, прошло уже больше пяти месяцев, и ситуация разрешилась вот таким плохим путем.

Нужно понимать, что это не гранты, это все-таки федеральные деньги. Они были, естественно, все распределены по регионам. Регионы защищали свои заявки в Минздраве. На основании этих заявок они должны были получить те препараты, которые защитили. Но то, что было защищено, и то, что было закуплено, по некоторым регионам уменьшилось примерно в 50 раз. Регионы рассчитывали, насколько им нужно обеспечить сейчас пациентов, сколько им еще понадобится, это всегда примерно 10%. Сейчас главврачи бьют тревогу. В тех регионах, где нет регионального бюджета, там реально может быть если не катастрофа, то по крайней мере очень тяжелая ситуация, которая сейчас уже, в принципе, и идет.

Заболевание ВИЧ, как я помню, не входит в ОМС. Регистр должен отчасти помочь этой ситуации. Но регистр, как я знаю, будет дополняться в течение года, а закупка происходит раз в год. Соответственно, если человек сейчас переехал из Санкт-Петербурга в Москву, то препаратов на него не закуплено. Если ему дадут препараты, то их заберут у кого-то другого. Проблема в этом вся. Если человек в течение года переезжает 10 раз из региона в регион, то препараты не могут пока что ездить за ним.

Артем Ессе — директор благотворительного фонда медико-социальных программ «Останови»

На данный момент поставок лекарств в Федеральный центр нет. Тем пациентам, которые наблюдались в этом центре, теперь необходимо вставать на учет либо по месту постоянной регистрации, либо делать временную регистрацию и вставать на учет в московский центр. Естественно, это создает много проблем пациентам. Если человек 2−3 года наблюдался в этом исследовательском институте, а сейчас его переводят, неважно, по каким основаниями, в московский центр, то есть вероятность того, что он прервет свое лечение. Возможно, схемы были разные. Много пациентов в Федеральном центре были на экспериментальной терапии, которой нет в московском центре. Федеральный исследовательский центр проводит исследования. Это как сапожник остается без сапог, без гвоздей и без клея. Я не знаю, будет ли смысл дальше существовать Федеральному центру без пациентов. Никто не будет ходить туда добровольно, сдавать анализы, проводить какие-то исследования, наблюдаться. Это занимает время, это неудобства. Присутствует стигма дискриминации и прочие вопросы, человек старается поменьше связываться с этой ситуацией, с этой историей в целом.

У нас проблема не в том, что у нас не хватает денег, а в том, что не все законы соблюдаются. Аукционы происходят с перебоями, нет конкретных дат — то не выходят поставщики, то не объявляют аукцион. В любом случае, это жизни людей. Хорошо если у человека есть возможность купить препарат. А у кого нет, те не принимают их. Ждут, пока выдадут следующую схему какую-то, потому что, возможно, к той схеме, которая была до, выработалась резистентность.

Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments