ITunes

«У меня выработался иммунитет к персоналу, к жизни такой. Привычка не замечать больных»

«У меня выработался иммунитет к персоналу, к жизни такой. Привычка не замечать больных»

Активисты и правозащитники обеспокоены условиями жизни в российских психоневрологических интернатах (ПНИ). Журналисты радио СОЛЬ пообщались с человеком, живущим в ПНИ, и с волонтером, которая рассказала, чем следует заменить такие учреждения.


Константин — человек, проживающий в психоневрологическом интернате

Я здесь проживаю с лета 2002 года. Утро у нас обычное. Уборка палат, прием лекарств, потом завтрак. Потом прогулка у нас. Как можно провести здесь досуг? Телевизор — единственное. Включаем телевизор, целый день музыка. Обед. На вечернюю прогулку, как правило, не водят. Дни проходят однообразно.

У меня выработался иммунитет к персоналу, к жизни такой. Привычка не замечать больных, не обращать на них внимание. Иногда с персоналом бывают стычки. Некоторые не понимают, с кем они работают просто. Врач их должен постоянно инструктировать. Здесь работают жестокие люди, которые могут и ударить, и пинка дать. И даже по отношению друг к другу у них такое проявляется, жестокость, агрессия.

Конечно, лучше жить на воле. Интересно посмотреть, как поменялась жизнь, я не выходил много лет. Иногда скучаю по рыбалке и прочее. Мне 53. Чем мне еще заняться? Рыбалкой.

Я недееспособный. Одно время, когда я только поступил, нас еще выпускали в магазин поблизости, давали по 40 минут. А потом сменился директор и запретил недееспособным выход в город. Только с родителями.

Было бы проще, если бы выпускали. Потому что иногда в чем-то нуждаешься, а ждать, пока к тебе придут родственники, долго. Если надо что-то купить в магазине, потому что питание у нас ослабленное такое. Иногда ложишься спать голодный, просыпаешься голодный. А потом, не все и ешь там. И приготовлено не всегда качественно. Вечером, если кусок хлеба остался, они его выкидывают. Тоже распоряжение директора, чтоб не оставалось ничего. Выпросить кусок хлеба очень тяжело.


Юлия Барановская — волонтер, координатор движения «СТОП ПНИ»

Люди, которые проживают в ПНИ, страдают именно оттого, что они там проживают. ПНИ изменить невозможно. Это очень четкий лозунг, который мы пытаемся продвигать в нашем сообществе. ПНИ нужно расселять. Нужно создавать инфраструктуру поддержки инвалидов таким образом, чтобы они максимально проживали дома и получали всю поддержку, которая им нужна, именно на дому. Во всем мире уже давно идут путем поддержки инвалидов на дому — это квартиры и дома поддержанного проживания.

Мы были приглашены войти в рабочую группу при правительстве Москвы по реформе интернатов. Наше предложение как раз сводится к тому, что интернаты нужно разукрупнять и расселять. Необходимо делать пилотные проекты квартир поддерживаемого проживания. Но пока я не вижу никаких шагов в этом направлении. Что понимает департамент под реформой, что они собираются делать? Сейчас, к сожалению, не делается ничего.

ПНИ — это учреждение очень закрытого типа. Люди там изолированы от общества, они не имеют права свободного выхода, а те, кто имеют юридически, фактически его не получают. Люди не могут выйти даже в соседний магазин, в соседний банк в связи со своими физическими ограничениями. Поэтому люди находятся в такой закрытой экосистеме. Более того, если вы попробуете туда зайти, кого-то навестить, вас не пустят. Нужно специальный пропуск. Это все незаконно. Это наследие старой системы больничного типа — скрыть людей, которые неприглядны или какие-то особенные, от общества. Я отношусь к этому очень негативно, потому что таких методов в стране быть не должно. Люди изолированы, закрыты, но они ничего не совершили, это не преступники. Это люди с определенными потребностями.

В интернате живут очень разные люди. Там могут находиться люди как с некими психоэмоциональными расстройствами, так и исключительно с физическими. Например, если у человека спинномозговая грыжа, он тоже может жить в ПНИ. У нас есть случай, ребенок-сирота родился с заячьей губой и волчьей пастью. Его отсортировали, никто им не занимался, операцию ему правильную не сделали, он попал в ПНИ, просто потому что у него задержка развития. Жители с синдромом Дауна, например, все разные, но они все живут в одном месте и получают одинаковое количество услуг. Кормежка шесть раз в день, прогулки летом, одежду. И все.

В ПНИ огромные очереди. Нет альтернативы, нет ни одного центра дневного пребывания для инвалидов в Москве. Чтобы расселить интернаты, нужно остановить поток входящих. И это второй комплекс мер, но на самом деле, он тот же самый. Это поддержка семье, центры дневного пребывания, индивидуальный подход к каждому инвалиду, чтобы он получал тот спектр услуг, который ему необходим. И люди перестанут попадать в эту систему…

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments