Выселение музея Рерихов: «Нас убивают не за то, что мы плохо работаем, а за то, что работаем хорошо»

Выселение музея Рерихов: «Нас убивают не за то, что мы плохо работаем, а за то, что работаем хорошо»

В Международном центре Рерихов (МЦР) считают, что Минкульт и «Государственный музей Востока» совершили захват усадьбы Лопухиных, где располагается музей и экспонаты центра. Однако в министерстве настаивают, что усадьба еще в 2015 году была передана в федеральную собственность и отдана музею Востока. Свою точку зрения на ситуацию журналистам радио СОЛЬ высказал вице-президент Международного центра Рерихов Александр Стеценко.

Александр Стеценко — вице-президент общественной организации Международный центр Рерихов

Причиной всего безобразия, которое сейчас творится, является то, что государство и «Государственный музей Востока» пытались давно отнять усадьбу и переданное нам наследие. Учитывая, что не было никаких правовых аргументов этого, то попытки не увенчались успехом. Были попытки через суд изъять у нас наследие, были попытки нынешнего руководства Министерства культуры заставить прокуратуру изъять у нас наследие, это тоже не получилось. Министерство культуры не обратилось в суд, [что было логично,] если они считают, что мы незаконно владеем наследием. Потому что у государства нет никаких правовых оснований, поэтому и были предприняты действия, направленные на захват усадьбы и захват наследия.

С 28 апреля сотрудников не допускают на территорию [усадьбы], ни к личным вещам, ни к своему имуществу. Организация выброшена. Организация не может работать, все документы, бухгалтерия и остальное находится в рабочих кабинетах. Отключены все серверы. Мы действуем в правовом поле, мы подаем заявления, жалобы, иски в суд, а результата никакого. Первый захват наследия произошел 7−8 марта, прошло уже два месяца. Было изъято незаконно, под предлогом проведения следственных действий по «Мастер-банку», как говорит пресса, около 200 наименований музейных экспонатов. Большая часть из них никакого отношения к «Мастер-банку» не имеет. Имеет только последняя партия, подаренная в ноябре 2013 года, в которой, как нам говорит следствие, девять картин кисти Святослава Николаевича [Рериха], за которые не был возвращен кредит «Мастер-банка». Это еще можно предположить. А те картины, которые были подарены в 2002 году? Как можно думать, что они были куплены на ворованные деньги? А какое отношение имеет архив советского фонда Рерихов 1990-х годов, когда и «Мастер-банка» в помине не было? Он даже на горизонте не маячил. Как это объяснить? Это разбой.

Ложь стала визитной карточкой нынешнего руководства Министерства культуры и музея Востока. Проблема в том, что коллекция музея Востока частично разворована. И у нас имеются факты. В завещании написано, что картин 288, а по факту у музея Востока 282. Уже шесть картин нет. Минкульт пытается оправдаться за счет арифметики, что Святослав Николаевич забыл и до конца жизни не исправил свое завещание. Это все ложь, Святослав Рерих ничего не забыл, он все прекрасно помнил. Далее, есть три картины, которые не показаны, а имеются в завещании, так музей Востока и Минкульт говорят, что они никогда их не получали. Это тоже ложь. Одна из этих трех картин — «Песнь о Шамбале» — висит в музее Востока, но ей присвоено другое название. Остальные две, оказывается, попали в частную коллекцию за рубежом.

Я считаю, что это одна из главных причин [конфликта] - уничтожить МЦР и скрыть вообще состав преступления, потому что кроме МЦР, кроме представителя собственника Святослава Николаевич, вряд ли кто может добиться проведения расследования.

Мы будем обжаловать все эти решения, мы подали апелляционные жалобы. Я надеюсь, апелляционные заседания состоятся. Я надеюсь, что суд разберется в ситуации. С нами расторгли договор по земле незаконно, мы тоже будем подавать в суд. Если не добьемся решения в России, то будем выходить на международный уровень и подавать в суды международного уровня. Мы будем добиваться правды, это в последнее время очень тяжело. Почему-то власть молчит. И самое главное, ведь причина не в МЦР, а причина в той работе, которую мы ведем на протяжении 25 лет по популяризации идей Рерихов, вот что самое страшное для России. Нас убивают не за то, что мы плохо работаем, а за то, что мы очень хорошо работаем.

АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments