Волонтер на востоке Украины: «Чувство страха атрофировалось, ты понимаешь, что люди живут так три года»

Российский волонтер организаций «Адаптационно-культурный центр» и БФ «Восток-SOS» Найля Ибрагимова приехала на восток Украины на неделю, но в итоге задержалась на полгода. Журналисты радио СОЛЬ связались с ней и попросили рассказать о своем опыте пребывания в зоне боевых действий, а также о проектах, которыми она занята в настоящее время.

Найля Ибрагимова — волонтер организаций «Адаптационно-культурный центр» и БФ «Восток-SOS»

Все, что я делаю — не попытка помирить кого-то, не попытка говорить про братский народ и про мир. Это, скорее, попытка помочь людям, которые здесь и сейчас страдают от войны. Сейчас есть несколько проектов, в которых я участвую.

Один из проектов — мы строим детскую площадку в прифронтовом поселке, в городе Золотое. Это шахтерский городок, где живет примерно 300 детей. Но несмотря на то, что это зона боевых действий, детям хочется продолжения детства и не хочется быстро взрослеть.

Мы приезжали туда пару месяцев назад, сажали деревья. У детей были ассоциации, что деревья нужны для того, чтобы останавливать снаряды. Это понятная ассоциация. Это как раз про безопасность, которую дети пытаются находить в разных проявлениях. Но чем больше ты с детьми работаешь, тем ты идешь дальше, и вот эти первичные ассоциации с войной постепенно уходят. Дети вообще проще переживают войну, чем взрослые. Они ее обыгрывают, в чем-то смеются над ней. Им как-то проще это переживать.

Мы с моим другом-архитектором и детьми два дня проектировали детскую площадку. Сейчас мы на стадии поиска средств. Часть моих друзей из России тоже хочет приехать и помочь. Мне кажется, будет круто, если не только украинцы, но и люди из России будут приезжать и помогать на месте не словом, а делом.

С другого проекта — «Будуємо Україну Разом» — «Строим Украину вместе» началось мое глубокое погружение в украинский контекст. Проект зародился после освобождения Краматорска и Славянска в 2014 году. Ребята из львовского Образовательного фонда приехали на место и пытались понять, общаясь с людьми и анализируя ситуацию, с чем, вообще, нужна помощь. Они вернулись обратно во Львов, собрали волонтерскую команду, нашли средства. В прошлом году были пять человек из России, из Польши, из Штатов, из Венгрии. Это люди, которые приезжают в разные города Украины и пытаются налаживать коммуникацию через совместную работу.

Есть мнение некоторых украинских коллег, что «просто оставьте нас в покое и не мешайте». Это очень понятная позиция, потому что все, что мы сейчас делаем, тиражируется в духе: вот россияне приезжают и отстраивают в Украине то, что было разрушено войной. Но на самом деле это в большей степени полезно нам, чем украинцам. Я сейчас очень многому учусь у своих украинских коллег. И для меня это совершенно новый опыт, совершенно новые условия работы. На самом деле это не мы им помогаем, скорее, они нам. Это не про то, что ты приехал в любой город и начал чем-то помогать, тебе нужен там, условно говоря, проводник.

В тех городах и поселках, в которых я была, люди постоянно получают гуманитарную помощь, и они говорят, что там уже нужен качественно другой скачок в какой-то помощи и адаптации. Больше гуманитарной помощи, чем есть сейчас, не нужно. А приезжать с какими-то образовательными программами есть смыл.

Я на востоке Украины, в зоне боевых действий чувствую себя в большей безопасности, чем в России. Как бы это странно ни звучало. С одной стороны, как-то уже чувство страха атрофировалось, происходит уже такое замещение, потому что ты понимаешь, что люди живут в таком состоянии три года. Ты думаешь: ну, а чего ты боишься, люди так живут. Это как солидарность, как попытка разделить их боль и попробовать с этой болью дальше что-то делать, сублимировать ее во что-то более осмысленное и конструктивное.

Людям очень важно, что кто-то до них доезжает, что про них не забывают, что кому-то важно слушать их истории и потом про них рассказывать. В июне-июле, я надеюсь, мы разберемся с детской площадкой в Золотом. В августе мы планируем детский реабилитационный арт-терапевтический лагерь. Задача — не только вывезти детей из зоны боевых действий, но чтобы они в лагере получили определенные навыки и умения. Я надеюсь, что у нас получится создать команду профессионалов, которая будет вместе с детьми снимать мультики и делать кино.

Планета.ру

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments