Общественники — о «варварской» застройке исторических центров в городах России

В России региональные власти регулярно выдают разрешения на застройку исторических центров городов зданиями, которые вступают в архитектурный конфликт со старыми постройками. Это вызывает вопросы не только у активистов, но и у рядовых граждан. Журналисты радио СОЛЬ поговорили с общественниками из трех российских городов и выяснили, как обстоят дела в их регионах и что предпринимают местные чиновники.

Владислав Шарамкин — сопредседатель общественного движения «Наш берег» (г. Светлогорск)

Когда к власти Светлогорска пришли люди, которые, кроме как денег украсть, больше ничего не понимают, началась варварская застройка центральной исторической части города. Хочу пояснить, что в Светлогорске, кроме моря, солнца, зелени и своеобразной исторической архитектуры, больше ничего нет. Этот город предназначен непосредственно для созерцания, для отдыха и лечения.

Те люди, которые этого не понимают, решили переформатировать этот город в спальный район, в место, где массово строится жилье и продаются квартиры для богатых, потому что стоимость жилья зашкаливает. И апогеем этого бреда стала попытка построить в 15 метрах от моря нависающий над променадом и здравым смыслом 14-этажный жилой дом, который и получил название «стакан». Это был первый случай, когда население Светлогорска поднялось и вышло на улицу, были митинги. Было давление на людей, обливали зеленкой, угрожали. Пытались мешать бизнесу некоторых людей, запугивали, но законность встала на сторону граждан, и был суд, который постановил, что данный участок был передан застройщику с нарушением закона.

Антон Алиханов [врио губернатора Калининградской области] ввел мораторий не на строительство, а на выдачу новых разрешений на строительство. Однако власти Светлогорска, торопясь перед Новым годом, выдали более 25 разрешений на строительство в центральной части города. Эти разрешения никто отменять и замораживать не собирается. Скажу больше, непосредственно в 100 метрах от архитектурной доминанты Светлогорска, которая есть на всех сувенирах и картинках, начато строительство очередного отеля. Здание достаточно высокое, шестиэтажное, с башнями, с большими архитектурными акцентами — высотой 19−20 метров. Но в этом месте, согласно постановлению областного правительства, запрещено строительство зданий высотой больше 12 метров до конька крыши.

Необходимо было вводить мораторий не на выдачу новых решений, а вводить мораторий именно на любое строительство в центральной части города, потому что сейчас еще можно сохранить те остатки красоты, которая в этом городке существует. Туристов привлекала немецкая архитектура 19−20 века.

Антонина Елисеева — координатор общественного движения «Живой город» (г. Санкт-Петербург)

В последнее время у нас законодательство сильно ужесточилось, и возможности для строительства крупных зданий не осталось. Здания до 2017 года постройки сносу у нас не подлежат без оснований. А там, где еще остались немногочисленные свободные места под застройку, можно строить не выше самого маленького из соседних зданий. Сейчас особенно не разгуляешься, но к сожалению, это только в самой центральной части города. А что касается периферии, где историческая застройка перемежается с современной, то там такие вещи продолжаются. И возможны такие ситуации, когда за 2-х этажным особняком начала 19 века возникает современный жилой дом.

В градостроительном совете правят практикующие архитекторы, у них действует круговая порука. Сегодня ты поддержишь мой проект, завтра я твой. К сожалению, у нас утрачена архитектурная школа. И часто пытаются строить похожие на исторические дома, которые когда-то были, потому что понимают, что это людям нравится, но получается все равно не то. Не те пропорции, окна не те, поэтому надо повышать качество архитектурного образования. Еще и работать с самими застройщиками, потому что застройщики не хотят устраивать скандалы, они хотят построить квадратные метры и получить прибыль.

В Москве смешение эпох очаровывает. Там тоже современные стеклянные здания, на мой взгляд, уродливы, но там смешение сталинской архитектуры, довольно неплохое. Но в Петербурге все по-другому. Там исторический центр в едином стиле построен в короткое время, и его уникальность в том, что он практически без изменений сохранился таким, каким он был в 1917 году. Таких городов в мире очень мало, поэтому в случае с Петербургом этого [застройку современными домами] допустить нельзя.

Андрей Фурсов — руководитель воронежского межрегионального отделения «Город и транспорт» (г. Воронеж)

Комплекс зданий трамвайного депо № 1 города Воронежа был построен в 1913 году. Несколько лет назад ему могло исполниться 100 лет. Объекта подобного уровня [в регионе] больше нет. Он был спроектирован известнейшим городским архитектором. Полностью кирпичное здание, очень красивое, нечто похожее на корпуса депо Санкт-Петербурга дореволюционной постройки. К сожалению, не удалось отстоять, и более того, на месте одного исторического здания, которое было снесено из целого комплекса, сегодня просто автомобильная парковка, там даже ничего не появилось.

Одно дело, когда мы строим парковку на месте типичной хрущевки, панельного дома, и другое дело, когда это уникальное для города и для всего региона здание культурно-исторического наследия. Тут уже такой конфликт получается, хотя его на самом деле и нет, потому что сегодня современный центр города должен сохранять в себе историческое наследие, потому что не может существовать только одна автомобильная инфраструктура, должны быть и дома, здания, различные строения исторической направленности.

В европейской хартии городов, которая была принята в 1992 году и с тех пор она сохраняет свою актуальность, сказано, что архитектура — это наследие нашего прошлого, это то, что возбуждает память поколений, что является связующим звеном между прошлым, будущим и настоящим. Это одна из духовных скреп, про которые мы слышим постоянно из телевизора от нашей власти. Естественно, что архитектура исторических центров очень важна в этом контексте. Это не только преемственность с Советским Союзом, но и преемственность с той Россией, которая существовала до Союза. Эти совершенно потрясающие здания тех лет, которые сегодня сохранились еще во многих городах, особенно центрального региона.

Я считаю, [исторические дома] нужно использовать как административные здания. Нужно сохранять архитектуру и ее развивать. Конечно, есть потребность в развитии города, но даже если мы возьмем исторические города, например, Пальмиру, там есть старый город, который всему миру известен, а есть новый город, где живут люди. Люди не живут в старом городе, они его сохранили, и сегодня это мировой центр и памятник культуры. Нечто подобное могло быть и у нас в городах.

АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments