Военные сборы в России: «Все это устарело и смотрится архаично»

Президент России Владимир Путин подписал указ о призыве военнообязанных, которые находятся в запасе, на двухмесячные военные сборы. Журналисты радио СОЛЬ связались с военным историком Центра кризисного общества Алексеем Кривопаловым и узнали, насколько целесообразно проводить военные сборы в их нынешнем виде, а также почему сложно перейти на более эффективную систему.

Алексей Кривопалов — военный историк Центра изучения кризисного общества

Военные сборы — это инструмент поддержания готового резерва в работоспособном состоянии. Если у вас существует кадровая резервная армия, то военные сборы для такой системы должны быть рутиной. Если мы посмотрим на классические кадровые резервные армии, которой была русская, советская, немецкая до войны или современная израильская, то военные сборы, постоянная тренировка резервных компонентов ВС проводится на регулярной основе. Как минимум несколько дней в месяц или несколько недель в году человек, находящийся в запасе, проходит через эти учебные сборы. Чтобы резервы не были профанациями, их нужно систематически тренировать, тогда их можно ставить в первую линию при мобилизации, — это если речь идет о кадровой резервной армии.

У нас армия гибридная. У нас с 2008—2009 года идет переход на армию, которая находится в штатах военного времени, делается ставка на ее укомплектование за счет солдат-контрактников. Но в то же самое время сейчас командование сталкивается с тем, что просто не может содержать бригады и дивизии в штатах военного времени постоянно. Строго говоря, даже американская армия не содержит все свои части и соединения, развернутые в штатах военного времени. Это непосильно даже для американской экономики. Есть национальная гвардия, есть резерв армии США, все тыловые части и службы при мобилизации комплектуются резервистами национальной гвардии. И в нашей гибридной системе происходит что-то такое. Призывают на военные сборы относительно небольшое количество обученного запаса, там речь идет о десятках тысяч человек, а не о 3−4 миллионах, как должны были призвать при советской мобилизации. Чтобы привести бригаду в штатное военное время, нужно призвать 20 процентов. И ее численность нужно увеличить не вдвое, а всего лишь на 20−25%. За счет учебных сборов добирают недостающий компонент, но она при нашей системе конфликтования небольшая.

При нынешнем экономическом положении это максимум, что Россия может себе позволить. И настоящая, эффективная кадровая резервная система, не советская-полупартизанская, а настоящая, это все безумно дорого. В 21 год в Израиле человек увольняется из армии и до 55 находится в резерве. Он каждый год на 1 месяц призывается на сборы. И за это время работодатель обязан ему компенсировать потерянную зарплату. Именно столько, сколько он получает на гражданке.

Тут еще есть очень неприятный момент, 10 лет назад было объявлено сокращение срока военной службы до 1 года. За 1 год человека ничему научить толком нельзя. Если мы возвращаемся к классической кадровой резервной системе, то срок службы регулярной армии должен быть поднят до 3 лет. За 3 года можно действительно серьезно обучить человека пользованию современной боевой техникой, закрепить на уровне рефлексов какие-то навыки, а потом уволить его в запас и постоянно, каждый год призывать, чтобы он не утратил навыки. Это очень дорого, это такая отсылка к пафосу 19 века, к образу гражданина-воина, к образу армии, как продолжению гражданской нации, это характерный статус для Великой французской революции. Сейчас, в эпоху повального пацифизма, все это устарело и смотрится архаично, но, тем не менее, альтернатива этому тоже дорогая. Это профессиональная армия, укомплектованная наемниками, которые постоянно находятся в штатах военного времени. Для государственного бюджета и то и то тяжело.

Помимо экономии есть проблема общественного мнения. Как вы это преподнесете электорату, гражданскому обществу, которое очень чувствительно к своим правам в 21 столетии? Объявить людям не то, что каждый из них недоест колбасы в течение года, а что придется служить не год, а три, что придется отменить все изъятия по призыву. Придется распространить призыв на привилегированные слои населения, которые сейчас его избегают, потому что если служба для всех, то она будет для всех. Это не только проблема материальных затрат, это еще проблема готовности или неготовности общества нести нагрузку нематериального характера, жертвовать своими свободами, жертвовать жизнью детей, — потому что на войне убивают.

АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments