Долги перевозчиков: с чем связан транспортный коллапс в России?

28 марта в Екатеринбурге прошел митинг 200 работников общественного транспорта с требованием от руководства погасить долги по зарплате. Во многих регионах России перевозчики сообщают, что работают себе в убыток и отказываются от некоторых маршрутов и видов транспорта. Журналисты радио СОЛЬ связались с зампредседателем Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и директором Союза автотранспортных предпринимателей Свердловской области, чтобы разобраться в причинах.

Евгений Калинкин — зампредседателя Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства

На митинге [в Екатеринбурге] я увидел политическую и экономическую зрелость работников предприятий, которые не побоялись давления руководителей предприятий, которые так и не пришли. Ни представители администрации, ни губернатора, ни министерства транспорта. Это оставило нехороший осадок. Люди высказали свое отношение к этому делу, к ситуации, которая сложилась у отраслевых предприятий. Они просили у руководства области принять должные меры к тому, чтобы устранить эти перекосы.

Если мы говорим о рыночных отношениях, то рыночные отношения подразумевают разные условия конкуренции. И это предусматривается 220 ФЗ, хотя там не все прописано. И оплата транспортной работы независимо от форм собственности необходима любому перевозчику, кто работает на муниципальных маршрутах. Нами было направлено соответствующее письмо министру транспорта Соколову, по которому они [министерство транспорта] уже принимают сейчас меры.

Такая же ситуация в Братском районе Иркутской области, где водители планировали выйти на голодовку. Такую акцию протеста мы не поддерживаем, так как это влияет на здоровье людей и безопасность дорожного движения. Ситуация сложилась таким образом, что сейчас эта акция отменена, происходит решение этой конфликтной ситуации. Такие же требования были у Чувашской Республики, где тоже задержка зарплаты составила 66 миллионов. Та же ситуация была в Республике Ингушетия, где задержка зарплаты составила пять месяцев. Поэтому мы, оценивая эту ситуацию, обратились за поддержкой в Минтранс России по содействию в решении этих вопросов.

Долги [перевозчиков] связаны с тем, что у нас есть льготные пассажиры, так называемые выпадающие доходы. Льготные пассажиры платят меньше за проезд, а администрация и муниципалитеты должны компенсировать перевозчику затраты на эту транспортную работу, они этого не делают. Причем внебюджетным фондам деньги тоже не перечисляются. В итоге получается, что людям не начисляют пенсию, и для здравоохранения у регионов не хватает денег, потому что предприятия не перечисляют соответствующую сумму.

Социальная сфера самих перевозок — это очень тонкая сфера, потому что непредоставление услуг приведет к тому, что предприятия встанут и ничего хорошего не будет. Такой звонок уже был в Нижнем Новгороде 30 декабря 2015 года, когда энергетики отключили свет трамваям и троллейбусам, а автобусники сказали, что в долг покупать больше топливо не будут. Весь транспорт встал.

До такого доводить не следует. Я думаю, что надо собрать грамотных специалистов и понять, что есть экономические, финансовые законы, которые надо соблюдать.

Лилия Саранчук — директор Союза автотранспортных предпринимателей Свердловской области

Я могу сказать, что ситуация, которая происходит в Свердловской области — это ситуация в стране. Просто какие-то регионы наиболее остро начинают звучать. На сегодняшний день у нас по многим областям государство уже определилось. Здравоохранение — это социальная сфера. Образование — это социальная сфера. Но никак государство не может выговорить ни в одном законе «транспорт общего пользования». Если это социальная сфера, то это один формат работы, свои законы и порядки. Если же это просто бизнес, то это другой подход, другой формат и другие условия. Вот с этим государство никак не может сделать выбор.

Если это [транспорт] социальная услуга, тогда ответственность ложится на государство. Государство определяет все жестко в интересах бюджета и населения. Если это просто бизнес-услуга, тогда интересы предпринимателей такие, какие они себе представляют. А на сегодняшний день мы сидим на двух стульях. Муниципальная власть, регионы, власти, министерство транспорта, все время говорят о том, что мы должны обеспечивать транспортом население, чтобы он был дешевый, но при этом, денег не дают. Все расходы закладываются в тарифы, при этом ценовая доступность должна обеспечиваться, чтобы все дешево, много и быстро. Такого не бывает. Надо к чему-то конкретно прийти.

На самом деле все проблемы транспорта, которые мы видим в Екатеринбурге, они произошли от того, что власть хотела быть хорошей для населения, хотела сохранить максимальные льготы, но она никогда не говорила, что у нее нет денег на это. Она фактически переложила ответственность за эти льготы на транспортников, а у них образовались огромные убытки.

Это не сегодняшняя проблема. Это проблема, которая нарастала в течение 5 лет и стала невыносимой. Она фактически приведет к уничтожению двух предприятий в Екатеринбурге, которые перевозят 60% населения. Город действительно может встать, это реальность бытия. А готов ли частный бизнес на условиях абсолютного бизнеса обслуживать населения нашего города? Во-первых, он чисто технически не готов, нет такого транспорта, а во-вторых, мы должны понять, что благодеяний точно не будет. Сам бизнес совершенно не готов обслуживать все маршруты в любое время. Он готов работать только там, где формируется прибыль. Вот наша основная проблема.

АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments