Эксперты: запретить суррогатное материнство в России, значит сделать людей несчастными

Эксперты: запретить суррогатное материнство в России, значит сделать людей несчастными

В Госдуму внесен законопроект сенатора Антона Белякова, который предусматривает запрет суррогатного материнства в России. По мнению инициатора идеи, наша страна стала центром «репродуктивного туризма», который никак не контролируется государством. Беляков предлагает установить запрет до тех пор, пока не будет выработан новый комплексный подход к проблеме. Эксперты и суррогатная мать рассказали журналистам радио СОЛЬ, почему запрет суррогатного материнства негативно скажется на населении.

Дарья Шепелева — гендиректор и партнер компании по вопросам сопровождения суррогатного материнства «Реприо»

Суррогатное материнство — это все-таки процедура законная. У нас в России с 1995 года она закреплена в Семейном кодексе. В настоящее время есть несколько законов, которые регламентируют эту деятельность. Это федеральный закон 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и приказ Минздрава 107н, в котором четко говорится о том, кто может стать суррогатной мамой, кто может воспользоваться процедурой суррогатного материнства, по каким показаниям. Безусловно, это область, которая недостаточно регламентирована в данное время. Но то, что не регламентировано законом, мы можем регламентировать договором. И вот эта договорная взятка, безусловно, важна и нужна в этих программах.

Суррогатной мамой по закону может стать женщина от 20 до 35 лет, у которой есть свой ребенок, хотя бы один, которая полностью физически и психически здорова. Если она состоит в официально зарегистрированном браке, то ее супруг должен дать согласие на ее участие в программе. Это не какие-то правила, которые мы придумываем к конкретной программе — все четко регламентировано и подкреплено законом.

Я не могу сказать, что наша страна стала Меккой генетических туристов, которые приезжают к нам и делают эти программы. Все-таки у нас закон оставляет право оставить ребенка у суррогатной мамы. В отличие, например, от Украины, где такого права нет у суррогатной мамы с самого начала. Поэтому, насколько мне известно, большинство иностранных пациентов приезжает все-таки на Украину.

Если [суррогатное материнство] запретят, то мы лишим возможности иметь генетически родных детей те пары, которые в этом нуждаются. Все-таки у нас в стране сейчас демографический кризис. С экономической точки зрения, дети должны рождаться, чтобы поддерживать экономику нашей страны. Вмешавшись в репродуктивную свободу, мы существенно ограничиваем вообще все аспекты нашей жизни. Так как это медицинская процедура, то мы должны думать о помощи, которую мы можем оказывать. Но ни в коем случае нельзя запрещать что-либо. Просто надо регламентировать.

Владислав Мельников — директор «Европейского центра суррогатного материнства»

По нашему опыту, иностранных граждан у нас не больше 5−7%. Причем часть из них — наши бывшие соотечественники по Советскому Союзу, то есть граждане стран СНГ. Стоимость медицинских услуг в России, в именно этой области репродукции, вспомогательных репродуктивных технологий, ЭКО и т. д., соизмерима со стоимостью в Европе и в Америке. Компенсация, которая выплачивается суррогатной матери за то, что она вынашивает ребенка, тоже весьма высока, порядка 750−800 тысяч рублей. Что тоже немаленькие деньги, и они соизмеримы с деньгами, которые выплачиваются сурмамам за рубежом. Соответственно, интереса такого большого у иностранцев приехать в Россию нет, потому что экономии особой нет. Репродуктивный туризм существовал в Таиланде и в Индии до того момента, пока власти этих стран не запретили пользоваться услугами суррогатного материнства иностранцам. Там действительно привлекало иностранцев, потому что цены были на порядок ниже. И суррогатные мамы там получали буквально 3−5 тысяч долларов компенсации, и все медицинские услуги тоже стоили весьма дешево.

В случае запрета суррогатного материнства, нам стоит ждать то, что малообеспеченные люди останутся несчастными, без детей. В мир не придут еще несколько десятков тысяч светлых людей, детей. И богатые люди просто уедут за границу, туда, где можно будет осуществить эту свою программу. Вот такие перспективы, весьма печальные, на мой взгляд.

Я, безусловно, изменил бы законодательную норму. Сделал, как во многих странах, где разрешено суррогатное материнство. А именно — лишить суррогатную мать права оставить ребенка себе и обязать отдать его родителям. Все остальное практически абсолютно нормально существует и действует 22 года.

Нина Дмитрушкова — суррогатная мать (г. Волгоград)

Я стала [суррогатной матерью] не от хорошей ситуации. У меня мама подарила сестре дом, и я с четырьмя детьми осталась на улице в 2011 году. Без прописки, без ничего. Увидела по телевизору, что требуются суррогатные матери, и решилась на это, чтобы хоть что-то купить своим детям. Заполнила анкету, прошла полностью комиссию, что я здорова от кончиков пальцев до кончиков волос. И меня приняли, я прошла в программу. Успешно прошла программу суррогатного материнства, родив мальчика. И буквально три месяца отдохнув, я вступила в новую программу.

Заказчик сначала рассказал мне свою историю, что у него погиб сын от рака, внушил доверие, я вошла в ситуацию. Но глупость моя была в том, что я вовремя не подписала договор. Договор был подписан намного позже, и то с принуждением, потому что я очень настаивала его подписать. В тридцать недель мне позвонили и сказали, что более во мне не нуждаются, ребенок им неинтересен, «делайте, что хотите». И я после этого родила девочку.

У суррогатной мамы два пути — либо оставить в роддоме, либо забрать себе и стать ее законным родителем. Я так и сделала, законным родителем стала. Но я все-таки стала биться за свои интересы, потому что я сделала свою работу и хотела за нее получить деньги. Я подала в суд. Первую инстанцию суда выиграла. Я была первой суррогатной мамой по России, которая судится с заказчиками.

Позже всплыли факты, что такого заказчика не существует. У заказчика совсем другое имя, дата рождения, там были поддельные документы. Тот паспорт, который мне показывали, будет выдаваться только в начале 2020 года, если не позже. Сейчас мое дело в областном суде.

Твердый Лол

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments