Спор о хиджабах в школах: «Кадыров защищает светский характер государства»

Не утихает дискуссия о запрете ношения хиджабов в учебных заведениях Республики Мордовия. В нескольких регионах России юные мусульманки устроили акции «Мы любим хиджаб!», чтобы поддержать сестер по вере. Журналисты радио СОЛЬ обсудили спорную тему с этнологом Дамиром Исхаковым и председателем «Комитета против пыток» Игорем Каляпиным.

Дамир Исхаков — этнолог, доктор исторических наук

Мне кажется, что для государства этот вариант — обязать снять [мусульман] головные уборы — будет иметь плохие последствия. Потому что вряд ли их удастся обязать. Я думаю, это непродуктивно, потому что между одеждой человека и содержанием образования никакой связи нет. Федеральные органы должны быть больше озабочены реализацией федерального образования в стандартах школы, нежели одеждой преподавателей и учениц.

Подобное происходит и в европейских странах. Например, мы видим, что происходит сейчас в Австрии, в других странах тоже есть аналогичные попытки заставить восточных выходцев одеваться так, как одеваются европейцы. Но тоже ведь упускают из вида, что европейцы и выходцы из азиатских стран на самом деле находятся на разных стадиях развития, во-первых. Во-вторых, есть традиции ношения одежды мусульманами, этот момент упускается из виду.

Дело может дойти до Конституционного суда. Это решение [запрет ношения хиджабов в мордовских школах — прим.ред.] я не считаю возможным рассматривать как окончательное, потому что государственные органы попадут в сложные коллизии, если пойдут по этому пути. Я всегда задаю вопрос: пусть государственные органы попробуют заставить чеченцев.

Будет ли решение вынесено по отношению к Мордовии — вопрос. Но Чеченская Республика также входит в состав России. Мне кажется, это не удастся реализовать в Чечне, поэтому то, что будет реализовано в Мордовии, татары воспримут как зажим конкретного этноса. Правоведы, которые вынесли такое решение, фактически подпитывают эту коллизию, которая будет иметь политический выход.

Игорь Каляпин — председатель «Комитета против пыток», работавший в Чеченской Республике

Тот самый светский характер государства, который у нас продекларирован, закреплен в 14 статье Конституции и говорит о том, что должностные лица государства не имеют права вмешиваться в религиозные вопросы. Это означает на практике то, что никакой федеральный чиновник не должен запрещать ношение каких-то, в том числе, религиозных атрибутов, и никакой глава региона не имеет права предписывать ношение тех же платков или хиджабов.

Наш Верховный суд ссылается на светский характер государства. Но светский характер государства как раз говорит о том, что государственный чиновник не должен лезть с отверткой и разводным ключом в эту сферу, чтобы чего-то там отрегулировать, подкрутить и настроить. Это сфера, которая от государства отделена. Безусловно, это не означает, что школьники должны в школу приходить в рясе и с крестом во все пузо, или в каких-нибудь паранджах. Для всего есть некие разумные ограничения. Эта одежда не должна мешать, она не должна никого шокировать, она не должна пугать.

В данной ситуации, в полемике с Васильевой, Кадыров выступает абсолютно, на мой взгляд, с конституционных позиций. Как ни странно, в этой ситуации Кадыров как раз защищает светский характер [государства]. Там даже в большей степени не Кадыров, а его правая рука Даудов, который говорит, что «мы в Чеченской республике гарантируем и даем полную свободу всем, кто захочет, носить хоть хиджабы, хоть кипы, хоть православные кресты. В чем захотят дети в школу ходить, в том и будут. У нас в Чеченской республике должно быть так». Это, на мой взгляд, совершенно нормальный, рафинированный конституционный подход. Именно так записано у нас в Конституции. Я, конечно, понимаю, что и Кадыров, и Даудов в данной ситуации лукавят. Я этим людям не склонен слишком доверять. Но если взять их слова так, как эти слова сказаны, они на самом деле защищают конституционный принцип свободы совести.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments