«Боюсь, что после перевода Ильдара весь шум замнется»

«Боюсь, что после перевода Ильдара весь шум замнется»

Конституционный суд 24 января рассмотрит жалобу активиста Ильдара Дадина на статью 212.1 УК (неоднократное нарушение порядка проведения митинга). Оппозиционера, который отбывает наказание по этой статье в колонии, официально пригласили на заседание в Конституционный суд. Приглашение ему было отправлено в конце 2016 года, но дошло только сейчас. Лишь 8 января стало известно, что Дадина из Карелии перевели в исправительную колонию №5 в Алтайском крае. Жена заключенного Анастасия Зотова рассказала Rus2Web, как развивались события.


То, как Ильдара этапировали — это сумасшедшая история. Его увезли из Карелии 2 декабря, привезли в колонию ИК-5 в Алтайском крае 7 января. Первую неделю мы не очень волновались — это хорошо, что его увезли из Карелии. Поначалу мне отзванивались зэки из разных колоний, говорили, что видели Ильдара. Потом две недели о муже не было никаких сведений. Были мысли, что его оставшиеся (до конца срока — прим.) полгода будут туда-сюда возить, либо пристрелили где-нибудь и закопали. Я звонила замглавы ФСИН Валерию Максименко, говорила, что за две недели можно было Ильдара довезти до Владивостока и обратно. Он отвечал, что с ним все хорошо. Потом выяснилось, что Ильдара почти месяц держали в СИЗО в Тюмени, там условия были нормальными, его хорошо кормили. Может, это было сделано для того, чтобы у него сошли все следы издевательств, чтобы пополнел, щеки порозовели. Если б его в Алтайский край привезли такого, как из Освенцима, даже самому начальству ФСИН там стало бы ясно, что над человеком просто издевались в Карелии.

В ближайшее время к Ильдару собирается ехать адвокат из Москвы, чтобы подписать необходимые документы для Конституционного суда. Там мы продолжаем оспаривать ст.212.1 УК. Это статья, по которой Ильдар сидит за одиночные пикеты. Очень хочется надеяться, что Конституционный суд ее отменит. Причем Ильдара официально пригласили на заседание в Конституционный суд по этой жалобе. 8 января Ильдар мне сам позвонил, сказал, что он жив-здоров, что очень переживает за людей, которые остались в Карелии. Примерно через 7 минут разговор прервался, но самое главное он успел сказать.

Какое счастье, что Ильдара перевели из карельской колонии. Я до сих пор получаю свидетельства о том, как людей там продолжают бить, пытать. А потом мне звонят адвокаты из Алтайского края и рассказывают о том, что у них там все спокойно, Ильдар ходит улыбающийся, его кормят, дают мыться и никто никого не бьет. Сегодня у Ильдара был местный адвокат, она мне рассказала, что долго с ним беседовала, он вполне хорошо выглядит. Сам Ильдар говорит, что, действительно, эта алтайская колония — образцово-показательная, в принципе, досидеть остаток срока можно, потому что в Сегеже он не знал, как прожить хотя бы неделю. ИК-7 в Карелии — пыточный концлагерь.

Ильдар через адвоката рассказал, что у местного алтайского прокурора округлялись глаза, когда он рассказывал о том, как в карельской колонии людей подвешивали, били, окунали головой в унитаз, как запрещают молиться мусульманам. Прокурор был в шоке, потому, что в алтайской колонии, где сейчас находится Ильдар, такого не бывает. Людям сложно себе представить, что этот пережиток не то Гулага, не то концлагеря еще где-то существует. Карельские колонии — это просто ад. Там пять исправительных учреждений, изо всех приходят жалобы о том, что людей избивают. После того, как было опубликовано письмо Ильдара о пытках в колонии ИК-7, мне стали поступать истории от разных осужденных о том, как кого-то ударили по голове, били по животу, переломали ребра, руки.

Зэки по цепочке называют фамилии и имена пострадавших, и к ним выезжают адвокаты из Санкт-Петербурга. Большое участие в этом, например, принимает адвокат «Агоры» Виталий Черкасов, он взял на себя пятерых осужденных, пострадавших от пыток. В моем файле на компьютере сейчас уже более 50 имен пострадавших. К каждому человеку каждую неделю должны наведываться адвокаты, проверять, не случилось ли с ним чего. Хочется верить, что это к чему-нибудь приведет, потому что карельский ФСИН все это покрывает. Например, начальство ФСИН отрицает, что был избит заключенный ИК-7 Хазбулат Габзаев, хотя это подтверждали свидетели.И ФСИН даже не отрицает, что поместили Габзаева в ШИЗО за то что он «молился и совершал гигиенические процедуры». Нормальной Общественной наблюдательной комиссии в Карелии нет. Там глава ОНК — друг сотрудников ФСИН, они вместе чай пьют и тусуются.

Я очень боюсь, что после того, как Ильдара оттуда увезли, весь шум замнется, будут отказы по всем уголовным делам пострадавших от пыток заключенных. Проблема в том, что избивают всех людей, которые попадают в карельские колонии в принципе. Боюсь, что вся эта пыточная система останется.


* Партнерский материал

АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments