Как спасти российские деревни от вымирания: мнения экспертов

Сотрудники Центра экономических и политических реформ, опираясь на статистические данные, пришли к выводу, что Россия — страна умирающих деревень. За последние 20 лет сельские поселения утратили социальную инфраструктуру из-за процессов «оптимизации» и заметно обезлюдели. Журналисты радио СОЛЬ поговорили о том, как спасти российские деревни, с президентом Ассоциации «Самые красивые деревни России» Александром Мерзловым и главным научным сотрудником Социологического института РАН Ириной Елисеевой.

Александр Мерзлов — президент Ассоциации «Самые красивые деревени России», директор Центра устойчивого развития сельских территорий МСХА им. Тимирязева

Есть программа устойчивого развития сельских территорий, но она действует на те сельские населенные пункты, которые находятся рядом с крупными объектами агропромышленного комплекса. Большинство сельских территорий, депрессивных и отсталых, не охвачено этой программой. Темпы исчезновения деревень и обезлюдения продолжают оставаться очень высокими.

Сельское хозяйство у нас развивается, надои растут, урожайность тоже, но при этом состояние социальной сферы продолжает ухудшаться. Можно сказать, что бизнес продолжает концентрироваться в сельской местности. Есть страны с более социально ориентированными моделями — та же Франция, где больший акцент сделан на поддержку мелких форм хозяйствования. Это приводит и к большему разнообразию сельхозпродукции, к лучшему уходу за сельскими пейзажами, дает очень большой косвенный эффект в виде привлекательных рабочих мест в самых разных сферах. Наша страна достаточно большая и для того, чтобы заниматься агропромышленным комплексом. По нашему мнению, в селитебных зонах, где живут люди, в зонах с повышенными рекреационными, культурными потенциалами необходимо развивать мелкие виды хозяйства, которые будут ориентированы на качественное и разнообразное питание и на развитие рекреационных, туристических потенциалов.

Наши самые красивые деревни, если у них налаживается жизнь, сами становятся ориентиром, неким маяком для других. Это очень важно. На государственном и региональном уровне надо начинать с образовательных программ. Допустим, в аграрных вузах у нас нет целого спектра специальностей, которые ориентированы на комплексное развитие села. У нас есть животноводы, агрономы, овощеводы, но совершенно нет специалистов, которые бы отвечали за комплексное развитие села, его культурных и природных потенциалов. На это надо обращать большое внимание.

Россия — очень сельская страна. Без прошлого не будет будущего. Если деревня не возродится, строить какие-то планы, на мой взгляд, бессмысленно.

Ирина Елисеева — главный научный сотрудник Социологического института РАН

В первую очередь, нужно вмешиваться средствам массовой информации. Они имеют приоритетное значение для того, чтобы возбудить и общественный интерес, и интерес управленцев к проблеме деревни. Это проблема назрела, и она стоит очень остро. При нашей огромной территории — свыше 17 миллионов квадратных километров, — нам нужно иметь достаточно равномерное население. Оно у нас стянуто в города. Огромная страна практически пустая, с огромными площадями, лесными угодьями и так далее. 26% сельского населения — это вроде бы большая цифра, но, в то же время, эта цифра невелика для нашей страны.

Нам нужно сосредоточиться на селе, обеспечить сельским жителям доступ к медицинской помощи и образованию. И это надо делать через государственные программы, через федеральные целевые программы и через самоорганизацию. В приоритете должны быть муниципальные органы власти. Они тоже должны активизироваться и проводить активную политику обеспечения сохранения инфраструктурных параметров на селе.

У нас плохие целевые показатели. В числителе — занятость в соответствующей сфере услуг, допустим, в образовании, а в знаменателе — численность населения. Мы сами себе подрубаем дерево. Мы говорим, что чем меньше занято в этой сфере, в расчете на численность населения, тем больше выполнено программ. Но это же нелепость. Я понимаю, что в каких-то пределах этот показатель варьируется, должен быть какой-то оптимум. Но нельзя же так буквально трактовать эти количественные оценки. В результате программы поддержки села сокращаются, все это оптимизируется. Под флагом оптимизации убираются амбулаторно-фельдшерские пункты на селе, — закрывают школы, они укрупняются. К чему мы придем? К очередному этапу обезлюдения деревни. Мы уже столкнулись со сплошь и рядом заколоченными домами…

#БайкалЖиви

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments