Как «задыхается» угольный край Кузбасс — мнение эколога

Примерно 10% территории Кузбасса занято отвалами и угольными разрезами. Именно там добывается более половины всего российского угля. Вопреки нормам, согласно которым разрезы должны располагаться к населенным пунктам не ближе, чем на километр, жители деревень жалуются на добычу угля практически у себя под окнами. В эфире радио СОЛЬ новокузнецкий координатор российской экологической группы «Экозащиты» Антон Лементуев подробнее рассказал о сложной ситуации в регионе и о документальном фильме, посвященном проблеме.

Антон Лементуев — координатор российской экологической группы «Экозащиты»

Угольное предприятие покупает лицензию на добычу угля, и в этот момент не учитывается, существует там населенный пункт или не существует. Часто бывало так, что возникает угольный разрез, а жители об этом узнают только когда уже пришли трактора и начинают там копать или начинают вырубать лес.

Жители приходят в администрацию, приходят к самой угольной компании. Например, были случаи, когда оказывалось, что на карте, на которую нанесен участок, где будет угольный разрез, нет этого населенного пункта. Часто люди выступают против, но в Кузбассе такая ситуация, что наши местные СМИ эту информацию очень сильно фильтруют. Практически ничего невозможно найти о том, что там что-то собираются делать. И очень часто жители одной деревни понятия не имеют о том, что в соседней деревне уже это случилось. А поскольку уголь в Кузбассе практически везде, где есть деревни, шанс, что возле вас начнут копать, очень велик.

Рудничная пыль, поднятая от измельченной горной породы, очень сильно отличается по химическому составу от той, к которой мы привыкли — земляной пыли и глиняной. Рудничная пыль наносит большой вред человеку. То же самое происходит с содержимым взрывчатки. Когда происходит взрыв, далеко не вся взрывчатка прогорает. Она поднимается в воздух и оседает. Ветрами эта пыль разносится. Она ложится на огороды, на воду, на землю, она накапливается в течение зимы на снеге. Потом это все опускается на грунт. Люди пьют эту воды, употребляют в пищу продукты, которые у них выросли на огороде. А это, между прочим, не баловство — для многих людей в Кузбассе огород — это способ выживания. На мелкую пенсию многие люди в деревнях просто прожить не могут.

А что касается контролирующих органов — я напрямую задавал вопрос представителю Роспотребнадзора год назад в Новокузнецке, на что получил ответ: «Мы предупреждаем предприятия, которые собираемся проверять на предмет пыли, заранее». Например, есть поселок Рассвет, где 400 метров [от угледобычи] до домов, там у людей в огородах черные листья, дома и печки разваливаются от взрывов. У них превышений по пыли нет. Потому что за трое суток [контролирующие органы] предупреждают предприятие, приезжают в согласованное заранее время, когда пылить никто не будет, все полито. И делают замеры. И потом публикуется отчетность, по которой видно, что превышений там нет.

Идея снять фильм [документальная картина «На угле» — прим.ред.] появилась давно. Про Кузбасс в таком ключе никто никогда ничего не снимал, никто не пытался показать реальную картину того, какой ценой достается уголь, какую цену платят люди, которые просто живут рядом, не имея никакого отношения к угледобыче. Они не являются бенефициарами, акционерами этих угольных компаний. И этих людей никто не слышит. Основной фокус в фильме — история деревни Казас и Чувашка и ее коренных жителей — шорцев. Потому что деревня Казас была снесена совершенно наглым, вопиющим образом. И про эту историю мало кто знал. Мы решили ее затронуть. Но это, к сожалению, просто один маленький эпизод всего того, что сейчас происходит в Кузбассе последние 15 лет. У нас было большое желание рассказать миру о том, что здесь происходит.

Мало того, что власти не хотят говорить об альтернативах, они предают анафеме вообще любой диалог об этом. Все, на чем строится их пропаганда, — это добыча и переработка угля, Кузбасс — это угольный край. Хотя еще каких-то 20 лет назад здесь существовали многочисленные производства — и машиностроение было развито, даже легкая промышленность, многочисленные обувные, швейные фабрики. Все позакрывалось и ликвидировалось.

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments