Театральный критик Марина Райкина — о цензуре и ответственности в искусстве

Все чаще в СМИ можно встретить сообщения о том, что православные активисты общественных организаций требуют отменить показ того или иного спектакля. В Новосибирске гонениям подверглась постановка «Тангейзер», в Омске отменили спектакль «Хоровод» и знаменитую рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда». Последним громким «театральным делом» стали возмущения по поводу «лесбийской сцены» на фоне изображения Богородицы в пьесе «Голубая комната», которую показывали в пермском «Театре-Театре».
Театральный критик Марина Райкина рассказала
в эфире радио СОЛЬ, что думает о цензуре и самоцензуре в искусстве, а также почему два эти слова должно заменить одно — «ответственность».

Марина Райкина — театральный критик

Мы живем в такое время, что я бы предпочла занять консервативную позицию в этом вопросе. С одной стороны, цензура — вещь дрянная абсолютно, я надеюсь, она все-таки осталась в печальном нашем советском прошлом. С другой стороны, надо учитывать обстоятельства места и времени, когда совершенно невинная вещь или, наоборот, «винная», может вызвать реакцию, причем я уверена, что реакцию, не санкционированную властью. Власти сейчас, по большому счету, не до искусства, посмотрите, что происходит.

Художники очень любят путать цензуру с самоцензурой. И то и другое — не очень хорошо, но здоровая самоцензура — это ответственность, и она со стороны художника должна быть. Мы знаем массу примеров, когда художник, например, свои собственные комплексы выплескивает, неважно в какой сфере. Это его проблемы, и это может быть очень неприятно. Я говорю не о людях, которые изображают из себя патриотов, верующих и т. д., а я говорю вообще о зрителях, это бывает очень неприятно. Зрители воспитанные, заплатили деньги, посидели, потом расплевались и сказали: «Я не приду больше в этот театр». Мне бы не хотелось, чтобы такое было. Я хочу, чтобы искусство выступало стабилизатором и коммуникатором в обществе, сейчас очень неспокойное время, очень много перегибов.

Мы вообще страна перегибов. Я не могу забыть эту отвратительную историю прошлого года, свидетелем которой я лично была. Я имею в виду выставку Сидура, замечательную, потрясающую. Я пришла до открытия, и на выходе я увидела людей, которые пришли и хотели разгромить эту выставку. Что сделал этот человек, Сидур? Он — фронтовик, он — потрясающий художник, он — великий художник. И с какого такого перепуга люди присвоили себе право разбираться с искусством?

Я не об этих людях говорю. Это группа каких-то мерзавцев, дураков, глупцов, самонадеянных нахалов. Люди, которым просто нечего делать, а нужно о себе заявить. Сейчас такое время, когда нужно заявить о себе погромче. Я говорю о нормальных людях, которые ходят в театры, на выставки. Я в данном случае выступаю как театральный критик. Я считаю, что не надо обижать людей.

Этот разговор очень тонкий — где проходит эта грань. Но слова «цензура» и «самоцензура» надо убрать, просто должна быть ответственность. Ответственность должна произрастать из понимания того, где ты живешь и что ты делаешь. Если художники будут становиться все время исключительно ньюсмейкерами хроники происшествий, то поверьте мне, никакого развития искусства не будет, будет развитие хроники происшествий с участием художников.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments