Глава «Агоры» Павел Чиков: «Обязательная видеофиксация ничего не изменит в работе российского суда»

Глава «Агоры» Павел Чиков: «Обязательная видеофиксация ничего не изменит в работе российского суда»

25 октября Минюст выступил с инициативой отложить реализацию законопроекта об «обязательной видеозаписи судебного заседания» на два года — до 2020 года. Пока официально в Минюсте не комментируют причины подобного решения. Однако в думском комитете по законодательству считают, что проблема в нехватке финансирования. Глава международной правозащитной организации «Агора» Павел Чиков рассказал Rus2Web, почему введение обязательной видеофиксации связано с политической волей нежели нехваткой бюджета.

Павел Чиков - глава международной правозащитной организации «Агора»

Несмотря на то, что официально российские суды не обязаны вести видеозапись судебных заседаний, а Минюст сейчас пытается отсрочить вступление в силу закона об «обязательной видеозаписи судебного заседания», все необходимое для видеофиксации в некоторых судах уже есть. В России уже очень давно существует практика участия сторон в судебном процессе по видео-конференцсвязи. С уверенностью можно сказать, что обычно в судах субъектов федерации хотя бы в одном зале есть все необходимое для осуществления видеосъемки. Что касается остальных судов, то их слишком много на территории страны, включая мировые, районные и городские, поэтому само собой оборудования на всех не хватает.

При этом, насколько я понимаю, наличие камеры и телевизора в зале суда совершенно недостаточно для ведения аудио и видеозаписи. Для того чтобы осуществить этот законопроект, понадобятся электронные носители, на которых будут храниться видеозаписи заседаний. Кроме того, необходимо будет определить порядок хранения записей, а также создать специально оборудованные хранилища. Не стоит забывать и о том, что суды привыкли работать по старинке с бумагами, а не с электронными носителями. Соответственно, потребуется обучать сотрудников судов тому, как правильно обращаться с техникой. Редким исключением в общей российской судебной практике был Высший арбитражный суд (ВАС). До того, как президент Владимир Путин подписал закон о его ликвидации, ВАС был самым прогрессивным судом с технической точки зрения. В 2011 году все заседания ВАС записывались на видео. Данные хранились на сайте ведомства и были в открытом доступе.

В целом, основная проблема с осуществлением закона об «обязательной видеозаписи судебного заседания» не в каких-то ограничениях, которые не позволяют оборудовать залы суда нужной техникой. Скорее дело в политической воле как внутри судейского сообщества, так и федеральных властей в целом, а также в реальной нехватке денег у чиновников для воплощения этой инициативы.

К тому же остается вопрос о том, изменилось ли бы что-то в лучшую сторону в России, если бы все судебные процессы подлежали видеозаписи и к тому же были бы в открытом публичном доступе. К сожалению, я считаю, что ответ на него — нет. Дело в том, что за последние пять лет довольно большое количество дел велось судами под прицелом камер журналистов и при пристальном внимании пишущей прессы. Но мы видим, что этот факт всерьез не повлиял ни на сам процесс, ни на судей, ни на исход дел. Более того, в нашей стране около 70% уголовных дел рассматриваются судами в особом порядке с признанием вины подсудимого, то есть довольно формально. Не стоит забывать также и о том, что принцип гласности судопроизводства в целом никто не отменял. Согласно ему, любой человек может зайти в суд и поприсутствовать на заседании из числа тех, которые идут в данный момент. Именно поэтому введение обязательной видеофиксации заседаний — это не та «игла в яйце», сломав которую можно кардинально повлиять на работу российского суда.

*Партнерский материал

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments