Религиовед — о последствиях контроля за миссионерской деятельностью

На днях в Кемерово был оштрафован на 40 тысяч рублей пастор церкви «Новое поколение» Андрей Матюжов. Правоохранители вменили ему нарушение «закона Яровой», а точнее пункта, касающегося незаконной миссионерской деятельности. Штраф также наложили и на гостью Матюжова, украинскую миссионерку. Это не первое применение «закона Яровой» на практике. Ранее в Санкт-Петербурге глава неканонической Украинской реформаторской церкви тоже был обвинен и оштрафован за незаконную миссионерскую деятельность. Религиовед и руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин рассказал в эфире радио СОЛЬ о последствиях, к которым приведет контроль за миссионерской деятельностью, и объяснил, почему в России законы такого рода не могут применяться.

Религиовед и руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин

Сам по себе дух и текст закона Яровой нарушает статью 28 Конституции РФ, которая гарантирует исповедание веры и свободное распространение своих убеждений. Как адвокаты трактуют — если группа где-то собирается, просто на квартире почитать Библию, и не уведомляла об этом, то для правоохранителей это не религиозная группа, а просто собрание верующих. У нас же это трактуется совершенно по-другому, и действительно, налицо нарушение конституционных прав граждан. 28-я статья Конституции гарантирует права исповедания веры и для иностранцев, и для всех, кто находится на территории России. А следствием «закона Яровой» стало то, что фактически любая проповедь, любая религиозная деятельность иностранцев оказалась под запретом. Это скорее не правовой, а психологический эффект, поскольку де-юро проповедь иностранцев у нас не запрещена, а де-факто получается, что уже за всеми следят, штрафуют и не допускают даже к участию в богослужениях.

Корректировка [закона Яровой] может занять много времени и не совсем понятно, что корректировать. Скорее, нужно в целом отменять этот закон о контроле за миссионерской деятельностью. Если его начать применять так целенаправленно, то это приведет и к межрелигиозным конфликтам, поскольку сейчас православные активисты натравливают правоохранительные органы, полицию на другие церкви… Понимаете, дело в том, что какого-то массового возмущения граждан по поводу проповеди кого-то у нас в России не наблюдается, но одни группы получили инструмент для того, чтобы натравливать полицию на другие церкви. Общий вывод — это скорее повредит проповеди вообще всех церквей среди населения. Как следствие этого закона — граждане боятся любой веры, любой религии, будь-то православная, мусульманская, буддийская, протестантская или католическая. Это новая антирелигиозная кампания, несмотря на то, что все это делается под символом, маркой защиты традиционных ценностей религий. Но религии окончательно превратятся в идеологию, и никакой веры не будет.

Нужно, безусловно, защищать свои права в судах, это вполне возможно. В Алтайском крае удалось юристам защитить Адвентистскую церковь, которая распространяла свои книги, послала их по почте в районную администрацию. Районная администрация подала на них в суд, якобы юристы и бухгалтеры подверглись таким образом миссии. Но суд адвентистов оправдал. Это судебная практика, во-первых, а во-вторых, постепенная корректировка религиозной политики государства, чтобы «закон Яровой» просто был спущен на тормозах, что, я думаю, будет обязательно происходить после президентских выборов. Он фактически не будет применяться.

В России такого рода законы не могут применяться, поскольку у нас многонациональная и многоконфессиональная страна. От власти всегда нужен определенный баланс. Сейчас это испробуют, посеют неприятие и раздражение, недоверие к власти среди других конфессий, кроме православия, а потом будут обратно возвращаться, извиняться и так далее. Власть у нас всегда так ведет себя.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments