«Российские кураторы зачистили почти всех лидеров сепаратистов»

Один из командиров ополчения самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Арсен Павлов по прозвищу Моторола был убит 16 октября. В лифте дома в Донецке, где жил Моторола, взорвалась бомба. Глава ДНР Александр Захарченко обвинил в покушении украинских диверсантов. «Я так понимаю, Петр Порошенко нарушил перемирие и объявил нам войну», — заявил Захарченко. Украинская сторона обвиняет в убийстве Моторолы его «подельников». Rus2Web поговорил с корреспондентом «Новой газеты» Павлом Каныгиным, политологом Юлием Нисневичем и журналистом Олегом Кашиным о том, кем был Моторола, кто может стоять за его убийством, и стоит ли ожидать новых вооруженных столкновений в Донбассе.

Павел Каныгин, журналист «Новой газеты», освещавший конфликт в Донбассе:

Это убийство связано в первую очередь с общей политикой российских властей и кураторов по утверждению единоначалия в двух самопровозглашенных республиках. Москва играет системную роль и в Донецке, и в Луганске, и ее основной интерес — в утверждении абсолютной лояльности местных руководителей. Желательно, чтобы этих людей было как можно меньше — по одному в каждой из республик, а не десятки и не сотни, как это было два года назад. Тогда в каждом городе был свой «народный мэр», который делал, что хотел, и собирал любые подати и налоги. Сейчас мы видим, что в Донецке, Луганске и прилегающих районах уже отстроена система квази-государственной власти и нет командиров, которые могли бы бросить публичный вызов главе ДНР или ЛНР. Подковерные единоборства тоже сведены к минимуму.

Моторола с политической точки зрения ни на что не влиял и не претендовал. Он не участвовал ни в каких разборках и дрязгах, в отличие от [других полевых командиров самопровозглашенных республик] Стрелкова, Безлера, Дремова. Моторола делал свое дело: снимался в роликах Lifenews, надевал на шлем камеру и бегал в окрестностях Донецкого аэропорта, зарабатывая себе лайки, распродавал награды и то, что смог «отжать» у местных жителей. Сейчас российские кураторы зачистили практически всех лидеров сепаратистов, и остались единицы, ведущие независимый от российских властей образ жизни. Моторола был одним из них.

Конечно, это теория, и у нас нет никаких справок из ФСБ или Минобороны о том, что такого-то числа такая-то диверсионная группа уничтожила полевого командира. Но это предположение основано на здравых логических заключениях. Все предыдущие покушения на полевых командиров происходили при очень странных обстоятельствах. Многие их соратники и сослуживцы прямо говорили, что это сделали не украинские диверсионные группы, а российские спецы.

Вряд ли убийство Моторолы может спровоцировать активизацию конфликта. Думаю, оно наоборот в некотором смысле снизит накал. У Захарченко такая работа — говорить о войне, иначе он не нужен. Все, что он делает — говорит о том, что Украина наступает, ДНР наступает, пора наступать или не время наступать. Поэтому это то, что он должен был сказать. Думаю, никакого глобального эффекта не будет, и уж тем более это не выльется в войну.

Юлий Нисневич, профессор Департамента политической науки НИУ ВШЭ:

Ситуация очень тревожная. Нужно особо отметить, в какой момент произошло убийство Моторолы. Есть информация, что столкновения между сепаратистами и украинскими силовиками обострились, вплоть до сообщений об атаках, обстрелах, раненых и убитых. Я не верю в совпадения. Видимо, внутренняя взаимосвязь между этими событиями есть. Есть и еще более глубокая причина для тревоги. Обратите внимание, что встреча «нормандской четверки» недавно сорвалась. Причем от этой встречи отказалась не российская, а противоположная сторона. Телефонный разговор между Олландом, Меркель и Порошенко состоялся без России. Если все эти факты выстроить в одну линию, создается впечатление, что провоцируется нагнетание обстановки. Это настораживает: не кончится ли все очередными вооруженными столкновениями? Заявление главы ДНР Александра Захарченко о том, что убийство Моторолы — это фактически нарушение перемирия и объявление войны, тоже является очень специфическим симптомом. Появилась агрессивная терминология. Что касается фактической стороны убийства, мне кажется, что это внутренние разборки в ДНР. Там такие вещи происходят не в первый раз. Недавно и в России был убит один из лидеров сепаратистов, Евгений Жилин. Понятно, что подобные разборки продолжаются.

Олег Кашин, журналист:

Мне Моторола никогда не нравился, но, наблюдая за фестивалем радости и юмора в украинских СМИ и соцсетях, думаю, что такой человек был адекватной и, может быть, вообще единственно возможной в этих условиях альтернативой тому представлению о добре и зле, которое сложилось сейчас на Украине. Разумеется, он не был террористом, и вряд ли можно назвать его наемником. Так получилось, что он был самым медийным и знаменитым из россиян, которые поехали воевать в Донбасс. О его довоенной биографии известно мало, но мне представляется бесспорным, что без войны его жизнь была такова, что война стала лучшим и самым желанным для него выходом из этой жизни. В этом смысле он кажется типичным «простым» россиянином. Возможно, в Мотороле мы увидели человека будущего — чем печальнее Россия, тем больше таких парней будут находить выход в войне, а где это будет — Донбасс или, скажем, Кузбасс, значения не имеет.


*Партнерский материал

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments