Искусствовед Олег Аронсон — о скандальных фотографиях Джока Стерджеса

25 сентября в московском Центре фотографии имени братьев Люмьер была закрыта выставка «Без смущения» Джока Стерджеса, известного фотоснимками семей нудистов. Такое решение было принято после жалобы члена Совета Федерации Елены Мизулиной, обвинившей организаторов выставки в «публичной демонстрации материалов с детской порнографией». Ее поддержали представители Общественной палаты и новый детский омбудсмен Анна Кузнецова. Журналисты радио СОЛЬ связались с искусствоведом, старшим научным сотрудником Института философии РАН Олегом Аронсоном и спросили, что он думает об этой ситуации.


На мой взгляд это вообще неправильная позиция — искусство или порнография. Вопрос об искусстве решается не таким образом, что какой-то искусствовед выносит свое суждение: искусство или нет. Я могу лишь сказать, что порнографии там [на фото] нет.

Есть важное различие между искусством и современным искусством. Когда мы сталкиваемся с фотографией, это уже не просто изображение обнаженного тела, это — некое вторжение в реальность, где твой объект предстает конкретным человеком. В данном случае — это дети. Мне кажется, неправильно то, что ему [Стерджесу], предъявляют педофилию в его фотографиях. Это совсем удивительно. Был бы правильнее другой вопрос общества к фотографу, художнику: в каких отношениях он находится со снимаемыми детьми? Потому что есть то, что называется чайлд-абьюз (англ.child abuse) — запрещение на использование детей, потому что они несовершеннолетние. Когда я смотрю фотографии, я вижу, что там много обнаженных взрослых, подростков, которые вполне могут дать свое согласие. Стерджес говорит, что снимает семьи нудистов, и поэтому дети обнажены легально, то есть он уходит от этой проблемы, но проблема остается в самом изображении.

Нас тревожит в этом изображении обнажение не просто тела, которое уже конвенционально в искусстве, а обнажение ребенка и именно в фотографии. И мне кажется, что вот здесь есть момент, который делает Джока Стерджиса художником. Он вторгается в зону общественной тревоги. Есть некоторые нормы, которые попадают под закон, и которые искусство провоцирует, показывая, что они являются не столько нормативными, сколько ценностно-окрашенными. Он пытается выявить наш как бы ханжеский взгляд, который способен увидеть использование ребенка даже там, где ничего к этому не располагает. То есть это форма провокации, а современное искусство имеет дело с провокацией постоянно. Без провокации общества оно не существует с середины ХIХ века. Эстетические критерии сегодня менее важны, чем вот этот момент провокации, без которого, возможно, и Джока Стерджеса как фотографа бы не было.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments