«Политика дискредитации ведет к разложению общества». Заявление директора «Левада-центра» Льва Гудкова

Директор «Левада-центра» Лев Гудков опубликовал заявление, написанное после признания исследовательского центра «иностранным агентом». Текст обращения был подготовлен к публикации 7 сентября, однако из-за хакерской атаки на сайт организации материал был обнародован только 9 сентября. Радио СОЛЬ публикует ключевые высказывания из заявления Гудкова.


О признании «Левада-центра» «иностранным агентом»

С 12 по 31 августа 2016 г. Министерство Юстиции РФ проводило внеплановую документарную проверку деятельности «Левада-центра» за два с половиной года со времени последней проверки в феврале 2014 года по настоящее время. По ее результатам Министерство, не дожидаясь получения наших возражений, предусмотренных формальной процедурой проверки, уже вечером 5 сентября объявило о том, что «Левада-центр» вносится в реестр организаций, выполняющих функции иностранных агентов. Тем самым клеветническая кампания, развязанная против нашей организации, получила формально-правовое оправдание.

Об инициаторе проверки Минюста

Проверка была инициирована и проведена после нескольких обращений в Минюст члена СФ РФ Д.В.Саблина, одного из руководителей «Антимайдана», многократно публично обвиняемого в коррупции, махинациях, плагиате и т. п. злоупотреблениях. При всей своей одиозности этот персонаж всего лишь рупор для выражения интересов групп, монополизировавшими тему патриотизма и угрозы национальной безопасности, и требующих под этим флагом перераспределения государственных ресурсов и правового иммунитета.

О законе об «иностранных агентах»

Поправки, внесенные в 2016 году в закон о НКО и политической деятельности, как и другие недавние законы и подзаконные акты, открывают возможности для полного произвола административных органов, поскольку понятие «политическая деятельность» и «иностранное финансирование» сознательно никак не определено в законе, а стало быть, дает повод избирательного применения репрессивных мер по отношению к организациям, которые представляются нежелательными для каких-то влиятельных околовластных групп.

О последствиях применения закона для науки

Реальные последствия этой практики Минюста и других ведомств - резкое ограничение и последующее прекращение научных связей российских ученых с мировой наукой, прекращение усвоения столь важного для России мирового опыта, методик, методологий, концепций, неформальных норм и правил научной работы. Не надо думать, что репрессии такого рода угрожают только социологии (как наиболее затратной сфере социально-гуманитарных исследований). Закончат с социологией — перейдут к истории, экономике, генетике, физике и прочим наукам, как это было в сталинские годы.

О последствия применения закона для нации

Для нашей страны, десятилетиями оторванной от условий развития современного социального знания, оказывавшейся в положении глубокой интеллектуальной провинции, это означает перспективу дальнейшей консервации научной архаики и деградации. Непонимание этого грозит не просто изоляционизмом или хроническим снижением человеческого и социального капитала в нашей стране, но превращением ее в резервацию бедного и агрессивного населения, утешающего себя иллюзиями национального превосходства и исключительности.

О последствия применения закона для общества

Такая политика дискредитации и уничтожения всего лучшего, что есть в гражданском обществе России, не просто позорит страну, но что гораздо более важно, ведет к подавлению источников ее развития, стагнации, неизбежно оборачивающейся общей — моральной, интеллектуальной и социальной деградацией, апатией, разложением государства и общества.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments