Наркоокно в Европу: как пермские химики за десять лет «завоевали» Старый Свет

Наркоокно в Европу: как пермские химики за десять лет «завоевали» Старый Свет

7 июня Дзержинский районный суд Перми вынес приговор Илье Кудрявцеву и Александру Недугову. Их приговорили к 17,5 и 12,5 годам строгого режима соответственно по статье «сбыт наркотических веществ, совершенных группой лиц по предварительному сговору». Мужчины занимались производством и сбытом в Европу и Армению высококонцентрированного сырья 1-фенил-2-пропанон, из которого в нарколабораториях получали амфетамин. Всего за восемь лет пермское предприятие выпустило 100 тонн наркотического концентрата, из которого было изготовлено 3,5 миллиарда таблеток. Общая прибыль производителей, контрабандистов, нарколабораторий и сетей дистрибуции оценивается в 54 миллиарда долларов. «Коммерсант» рассказывает историю предприимчивых пермяков, достойную собственного телесериала.


Начало этой истории положил профессор химии и бизнесмен Павел Кудрявцев (отец одного из осужденных), открывший в 1999 году в Перми предприятие по малотоннажному производству и продаже небольшого ассортимента химической продукции «Тривектр». Его основным продуктом и стали 1-фенил-2-пропанон под торговым наименованием метилбензилкетон (МБК или БМК).

В ныне упраздненной Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) рассказали, что высококачественным и относительно дешевым сырьем очень заинтересовались криминальные группировки в Западной Европе. На помощь Кудрявцеву из Прибалтики прибыл специалист Александр Недугов.

С 2001—2002 годов БМК «наводнил» страны Евросоюза; наркотик массово сбывался в ночных клубах и в других местах, где отдыхала молодежь. По оперативной информации, из российского сырья амфетамин производили в Нидерландах, Англии, Польше и Прибалтике. Особенностью пермского продукта являлось то, что наркотик из него можно было приготовить практически в домашних условиях.

Оборот 1-фенил-2-пропанона в России тогда практически не регулировался. Единственное ограничение — запрет на вывоз прекурсора без специального разрешения.

По этой причине Кудрявцев решил переправлять сырье контрабандой. БМК заливали в дополнительные топливные баки грузовиков, следовавших в Литву или Польшу. Для маскировки Павел Кудрявцев сбывал прекурсор созданным им фирмам «Химтехпром» и «Урал-Химтехпром», которые фиктивно продавали его фирмам-однодневкам. На деле же сырье переправлялось в Московскую область, где под надзором некоего Варежкина ожидало «зарубежных партнеров».

В 2005 году Европа обратилась в компетентные службы России с просьбой разобраться с большим количеством БМК, поступающим из нашей страны. В 2006 году ФСКН провела операцию, в результате которой партия БМК была перехвачена и изъята, а Варежкин и четверо его подельников оказались на скамье подсудимых по обвинению в контрабанде.

Павел Кудрявцев под видом помощи следствию заявил, что выпускаемый им БМК нужен в различных отраслях промышленности, и наркобизнес тут ни при чем. Как позже стало известно, он делал это, чтобы скрыть данные покупателей 1-фенил-2-пропанона, которых знал лично.

В 2007 году сырье начали вывозить под видом натриевой соли, которую путем несложных химических манипуляций было легко превратить обратно в БМК. Вещество вывозилось через границу легально под видом технического моющего средства.

Пермяки договорились о поставках натриевой соли с Самвелом Хачатряном, который приобрел производственные мощности бывшего Ереванского НИИ «Химтех». Благодаря этому, в Армению в 2007—2009 годах поступило свыше 10 тонн накротической основы.

Наркополицейские нашли свидетеля, рассказавшего о поставках химической продукции в Ереван через аэропорт Домодедово. В 2013 году армянские «компаньоны» были осуждены на длительные сроки за производство 180 килограммов синтетического наркотика.

«Тривектр» обанкротился в 2010 году после того, как правительство России внесло 1-фенил-2-пропанон в список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, оборот которых был полностью запрещен.

Однако перед судом предстали только Илья Кудрявцев и Александр Недугов. Третий фигурант дела — Павел Кудрявцев — объявлен в международный розыск. Он заявил, что мечтает о Нобелевской премии и не намерен возвращаться в Россию.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments