Правозащитники: чтобы подавить гражданскую активность, власть переходит к уголовным репрессиям

Правозащитники: чтобы подавить гражданскую активность, власть переходит к уголовным репрессиям

Правозащитники обеспокоены уголовными делами против гражданских активистов и полагают, что в России начинается новая волна политических репрессий. 7 февраля в Росбалте состоялась пресс-конференция, где обсуждались резонансные дела против активистки ростовского отделения «Открытой России» Анастасии Шевченко и участника протестов против мусорной свалки в Коломне Вячеслава Егорова.

Напомним, Шевченко обвиняют по статье 284.1 УК РФ — «Осуществление деятельности организации, признанной нежелательной на территории России». Вячеславу Егорову вменяют статью 212.1 УК РФ — за неоднократное нарушение правил проведения митингов и пикетов. В обоих случаях к уголовной ответственности активистов привлекли после дел об административных правонарушениях.


                            Зоя Светова - обозреватель МБХ-медиа, правозащитница

«Власть вместе с правоохранительными органами совершенно не стесняется привлекать к ответственности людей, которые, в общем-то, добропорядочные граждане, у которых есть маленькие дети и которых в принципе нельзя брать под стражу. По этой статье Анастасии Шевченко грозит шесть лет лишения свободы. У нас, в России, сейчас шесть лет дают за убийство, а не за то, что человек проводит какие-то лекции об избирательных правах граждан. Я думаю, что остановить это преследование и в дальнейшем отменить эту статью можно будет, только если все общество будет заниматься этой проблемой… Любой из нас может быть привлечен по этой статье к уголовному преследованию. Потому что можно придумать, что каждый из нас с вами связан с какой-то марсианской организацией, зарегистрированной непонятно где, а вы при этом будете состоять в совершенно добропорядочном российском движении».

Зоя Светова — обозреватель МБХ-медиа, правозащитница

Зоя Светова напомнила, что в воскресенье, 10 февраля, в российских городах пройдет акция «Марш материнского гнева» в поддержку Анастасии Шевченко.


                            Алла Фролова - правозащитница

«Вячеслав Егоров — очень активный житель Коломны, он семьянин, у него дети, он всю жизнь там живет и работает. Он просто борется за хорошую жизни. И он очень активно себя вел в, назовем это так, „мусорной кампании“… Формальным поводом возбуждения уголовного дела против Егорова стало его задержание 13 декабря 2018 года у здания коломенского суда, где должны были судить [оппозиционного политика Дмитрия] Гудкова. При этом Егорова на словах обвинили в том, что он организовал митинг возле суда. А мы с вами пришли к тому, что если вы сейчас больше трех человек собрались у любого здания, чтобы обсудить любые вопросы — здравоохранения, медицины, парка, воздуха, уж не говоря о политике — это митинг. Если вы в соцсетях перепостили чей-либо текст, вы уже организатор этого митинга. Именно так Вячеслав Егоров перепостил пост Гудкова. Вот этот скрин [страницы Егорова в соцсетях] является поводом для того, чтобы обвинить в организации этого митинга».

Алла Фролова — правозащитница

Правозащитники подчеркнули — и Шевченко, и Егоров считают уголовное преследование политически мотивированным. Также на пресс-конференции напомнили про разъяснения Конституционного суда РФ, согласно которым уголовная ответственность не может наступать за формальное неоднократное нарушение правил проведения митингов. Уголовное преследование допустимо лишь в том случае, если нарушение повлекло за собой вред гражданам или общественной безопасности.

По словам сопредседателя Московской Хельсинкской группы Валерия Борщева, уголовные дела против Шевченко и Егорова — вовсе не «точечные аресты», а «экспериментирование» власти: «Они нащупывают некую линию, некую позицию, чтобы, в общем-то, провести волну репрессий. Собственно, волна репрессий началась».


Российские правозащитники обнародовали заявление в связи с преследованием гражданских активистов по уголовным статьям. SALT.ZONE публикует его полностью.

«В последний год гражданская активность в России сильно возросла. В первую очередь выходить на улицы людей заставила пенсионная реформа, но дело не только в ней. Повышение пенсионного возраста сработало как триггер для годами накопленного раздражения действиями властей. Рейтинг доверия к власти снижается, все более частыми и массовыми становятся акции протеста. Это, естественно, вызывает опасения у власти, так как, наблюдая за „оранжевыми революциями“, она понимает, к чему это может привести.

Силовые структуры ищут новые стратегии борьбы с несогласными. И если для подавления политического протеста уже существует целый ряд испробованных механизмов (не регистрировать партии, не допускать оппозиционеров до участия в выборах), то бороться с социальным протестом гораздо сложнее: нельзя предсказать, где именно рванет.

В 30-е годы, в период сталинских репрессий, власть решала эту проблему просто: вышел на улицу — арестовали, осудили и отправили в лагерь на многие годы за антисоветскую деятельность. Но теперь так нельзя: есть Конституция с ее 31-й статьей и уведомительный порядок проведения митингов. Необходимо, чтобы действия власти хотя бы казались законными, и в то же время нельзя допустить, чтобы акции протеста стали массовыми. Долгие годы до тонкости отрабатывался механизм незаконных административных задержаний, ответственность за которые была распределена между полицией и судами. Размеры штрафов и сроки административных арестов со временем увеличивались, но люди все равно выходили на улицу. Стало ясно, что административных репрессий уже недостаточно, и, чтобы подавить гражданскую активность, необходимо переходить к репрессиям уголовным. Была найдена схема, которую применили по „делу Ильдара Дадина“: если гражданин несколько раз привлекался к административной ответственности за участие в митингах, то против него возбуждается уголовное дело. Почти по Конституции, почти по закону, а главное, „не как в Париже“ — и до битья витрин не дошло, а человек уже сидит.

Под влиянием гражданского общества Конституционный суд был вынужден принять к рассмотрению жалобу защиты Дадина, которая просила отменить статью 212.1 („неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации или пикетирования“), по которой Дадин был осужден. Решение КС получилось достаточно осторожным: „дадинскую“ статью не отменили, а чуть отрихтовали: возбуждать уголовное дело по этой статье после нескольких административных дел можно, только если действия обвиняемого повлекли утрату мероприятием мирного характера или привели к причинению существенного вреда здоровью или имуществу. Такая трактовка закона на некоторое время остановила применение ст. 212.1. И вот спустя два года после решения Конституционного суда в Коломне возбуждают дело по „дадинской“ статье против местного гражданского активиста Вячеслава Егорова.

История Анастасии Шевченко, члена федерального совета движения „Открытой России“ — еще один случай применения новой уголовной нормы для политических репрессий. Под уголовное преследование попала одна из самых ярких гражданских активисток в Ростове-на-Дону. Впервые в истории России возбуждено уголовное дело по „спящей“ статье УК РФ — 284, ч.1 („осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности“).

Так же, как в случае с Дадиным и с коломенским активистом Егоровым, Шевченко сначала была дважды осуждена по административной статье.

Мы консолидировано выступаем в защиту Анастасии Шевченко и Вячеслава Егорова на всех стадиях их преследования. Мы будем максимально привлекать внимание общества и государственных правозащитных институтов — Уполномоченного по правам человека в России и Совета по правам человека — к этим делам. Мы намерены поддержать обращения обвиняемых в Конституционный суд и добиваться ликвидации неконституционных уголовных статей».

  • Лев Пономарев, исполнительный директор ООД «За права человека»;
  • Зоя Светова, обозреватель «МБХ-медиа», правозащитник;
  • Валерий Борщев, сопредседатель Московской Хельсинкской группы;
  • Екатерина Шульман, политолог, член Совета по правам человека при президенте РФ;
  • Алла Фролова, координатор правовой помощи «ОВД-инфо»;
  • Генри Резник, член Совета по правам человека при президенте РФ;
  • Николай Сванидзе, член Совета по правам человека при президенте РФ;
  • Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт»;
  • Андрей Бабушкин, председатель «Комитета за гражданские права», член СПЧ;
  • Илья Шаблинский, член Совета по правам человека при президенте РФ;
  • Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие»;
  • Ольга Романова, правозащитник, руководитель движения «Русь Сидящая».


Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments