«На решение уехать влияет атмосфера серости и мракобесия, которая сложилась в стране»

«На решение уехать влияет атмосфера серости и мракобесия, которая сложилась в стране»

На днях Россию покинула еще одна активистка и участница протестных акций — Алена Блинова из Чувашии. Свой отъезд она назвала «вынужденной эмиграцией». И если в 2019-ом это, пожалуй, первая подобная история, то в прошлые годы список уехавших из страны активистов пополнялся регулярно. Зампредседателя движения «Открытая Россия» Дмитрий Семенов сменил Чебоксары на Вильнюс после преследования за репосты в соцсетях и за участие в деятельности «нежелательной организации» — в Литве он живет с весны 2018 года. Дмитрий рассказал SALT.ZONE, что заставляет активистов принимать решение об отъезде из России, а также поделился мнением о том, захотят ли они позже вернуться на родину и при каких обстоятельствах это будет возможно.

Дмитрий Семенов — заместитель председателя движения «Открытая Россия»

Есть политические активисты, которые уезжают из России из-за угроз и преследования. Но еще есть россияне, которые покидают страну по разным другим причинам, из-за атмосферы несвободы. Ученые уезжают, предприниматели… Если брать официальную статистику, число уезжающих точно не снижается, а, скорее, даже увеличивается. А если брать именно политических активистов, то этот поток все-таки увеличивается, по моим ощущениям.

Когда я жил в России, то читал новости и думал: «Ну, уехал человек и уехал». А сейчас, находясь здесь и участвуя в общественно-политических мероприятиях, международных конференциях, встречаешь знакомого: «О, ты тоже здесь?». А он говорит: «Да, я уже полгода как уехал», или «Я уже год как уехал», или «Я уже месяц как уехал». Только из Чувашии за последний год вместе со мной уехало порядка пяти человек в другие страны. Плюс вчерашняя новость о том, что Чувашию покинула еще одна активистка, Алена Блинова, она находится сейчас на Кипре. Недавний пример — Мария Мотузная. Также не очень давний пример — фигурант «Болотного дела» Дмитрий Бученков. И количество таких людей только растет.

На решение уехать влияет атмосфера серости и мракобесия, которая сложилась в стране. Или еще такой фактор, как президентские выборы, которые состоялись 18 марта 2018 года. До выборов у кого-то, может, и были какие-то иллюзии, например, у активистов предвыборного штаба Собчак, штаба Навального. Но в итоге выборы прошли, в принципе, предсказуемо. И у людей, которые не так давно в политическом активизме, просто опустились руки. Они поняли, что не будет никаких улучшений, в ближайшие шесть лет — точно. И стоит ли их ждать? Многие отвечают, что нет, не стоит.

А еще есть такой момент, что людей в России сажают за репосты, за участие в митингах — на реальные сроки сажают, по уголовным статьям. Летом 2018 года мы узнали о пытках в ярославской колонии и после этого пошли подряд новости о том, что творится в российских тюрьмах. Естественно, что люди не хотят в российские тюрьмы. Я думаю, это тоже является важным фактором — между тем, чтобы отсидеть два-три года за какой-нибудь репост, или тем, чтобы уехать из страны, люди выбирают второе.

Большинство людей в первые месяцы после отъезда из России на вопрос о возвращении отвечают, что, конечно, хотят вернуться. Большинство объясняет мотивы своего отъезда так — я уехал, чтобы пересидеть, пока там все устаканится. Но, к сожалению, практика показывает, что выезд из России — это билет только в одну сторону. По крайней мере, на несколько ближайших лет. Я не знаю таких примеров из своего круга общения, чтобы кто-то уехал из России с желанием отсидеться и потом вернулся. Даже те люди, которых по «Болотному делу» преследовали, они лет пять-шесть назад уехали из России с настроением отсидеться и вернуться. Но никто так и не вернулся.

Я думаю, что люди будут возвращаться только в том случае, если поменяется власть и Россия будет двигаться в сторону демократии. Не все, но большая часть уехавших вернется. Потому что у многих остались в России семьи, и это тяжело. В моем случае все проще было, у меня нет семьи, собрал вещи, уехал, нашел себя на новом месте жительства… Но не у всех так получается.

Все активисты из России не уедут, это невозможно физически. Во-первых, потому что демократические страны не резиновые, они не могут всех принять. Во-вторых, не все могут уехать из-за семей, родителей, отсутствия накоплений. И еще, это такой процесс — когда уезжают одни, на их место приходят другие. Вырастает новое поколение активистов, это те школьники, старшеклассники, студенты, которые сейчас ходят на митинги. Уходит старое, приходит новое.

Активисты в России останутся. И пока в России остаются такие люди, как правозащитник Алексей Глухов, координатор штаба Навального в Чебоксарах Семен Кочкин, активист «Открытой России» Юрий Сидоров, мы, находясь за рубежом, должны прилагать все посильные усилия, чтобы им помогать. Чтобы Россия все-таки шла к светлым временам.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments