«Лиза Алерт»: «Добровольцы участвовали во всех поисках, которые только были в России»

«Лиза Алерт»: «Добровольцы участвовали во всех поисках, которые только были в России»

Постоянные эксперты и спикеры SALT.ZONE подводят итоги уходящего года. О событиях, произошедших с добровольцами поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» в 2018-м, рассказал Григорий Сергеев.


Григорий Сергеев — председатель поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт»:

Про хорошее

В этом году, в том числе благодаря низкому грибному сезону, людей в лесу терялось меньше, чем в предыдущие годы. Если говорить конкретно про Московский регион, то в 2017-ом было больше 800 «лесных» заявок, а в этом — более 400. Мы получили возможность больше времени уделить другим видам работы.

За этот год мы отработали более 13 тысяч заявок [по пропавшим людям], более 10 тысяч были найдены живыми. Наша деятельность охватывает 48 регионов. У нас появились и новые направления работы — например, кинология. Хотя она у нас была всегда, но только в этом году мы выделили ее в отдельное направление. Все истории по поисковой кинологии мы планируем объединить — это будет полезный и эффективный опыт.

В 2018-ом появился алгоритм реагирования — первый подобный документ между СК, МЧС и МВД, в котором одной из сил реагирования, участвующей в штабе поиска, названы добровольцы. Это не великое достижение, но мы наконец появляемся на бумаге как участники процесса.

Я уверенно могу сказать, что не «Лиза Алерт», а именно добровольцы приняли участие во всех поисках, которые только были на территории России. Поясню: далеко не во всех поисках участвовали специальные службы. Добровольцы — это основная движущая сила, при том что они не обладают никаким административным ресурсом. Их самоотверженность и желание помочь — это то, что нельзя заменить никакими официальными службами, зарплатами или инструментами.


Про плохое

Не во всех регионах у нас получается действовать синхронно с официальными службами. Мы не добились быстрого информирования о том, что где-то пропал ребенок. Но мы будем работать над этим.

В этом году столкнулись с проблемой, которая уже давно существует, но из-за суеты мы не сразу обратили на нее внимание — люки. Люки становятся причиной смерти детей — из-за безалаберного отношения взрослых, которые их оставляют открытыми.

Детская смертность не снижается. До сих пор неизвестна реальная статистика по пропавшим людям. Есть цифра, но она всего лишь отражает количество розыскных дел.

Мы пока никуда не продвинулись в определении местоположения пропавших по мобильному телефону.


Про планы и надежды на 2019 год

Планы на будущий год очень простые: мы хотим качественно развиваться. Сделать нашу деятельность более эффективной за счет современных технологий, новых способов обучения добровольцев и глубокой вовлеченности уже вступивших в отряд. Все в духе олимпийского девиза «быстрее, выше, сильнее!». Перед нами стоит задача, чтобы нас было больше и мы были эффективнее — чтобы быстрее спасать людей. Нам нравится это делать, мы делаем это хорошо, а будем еще лучше.

С точки зрения федерального представительства, нам надо, чтобы отряды были одинаковые и на Ямале, и на Алтае, и в Москве. Это не очень просто сделать, но мы стараемся заниматься этим ежедневно. Суть в том, чтобы у пропавшего человека были одинаково высокие шансы быть найденным вне зависимости от региона.

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments