ВИЧ

Химией по мэнспредингу: что думают феминистки про акцию в питерском метро

Химией по мэнспредингу: что думают феминистки про акцию в питерском метро

На этой неделе в интернете был опубликован ролик, где девушка обливает жидкостью мужчин, сидящих в метро с раздвинутыми ногами. Автор видеоманифеста Анна Довгалюк пояснила, что акция направлена на борьбу с «мэнспредингом» (от man — «мужчина» и spread — «раскидываться»). При этом в бутылке — вода, смешанная с отбеливателем, чтобы на джинсах и брюках остались пятна.


 Анна Довгалюк — автор видеоманифеста

«Мужчины, демонстрирующие свою „альфа-самцовость“ в метро, при женщинах и детях, достойны презрения. Если вы публично показываете, какой вы горячий мачо, мы публично охладим ваш пыл».

Анна Довгалюк — автор видеоманифеста

Пользователи соцсетей в основной своей массе восприняли ролик негативно, назвав действия активистки и ее помощников неприемлемыми, а также пригрозив обращением в полицию и в вуз, где учится Анна. Выдвигались предположения, что акция — постановочная, а сам ролик сняла студия вирусного видео My Duck’s Vision. Однако представители студии эту информацию опровергли.

Отметим, что это не первая акция Довгалюк, год назад она опубликовала видео акции против апскертинга — заглядывания женщинам под юбки. Себя она называет общественным активистом, выступающим за права женщин и против дискриминации в любой ее форме.

Журналисты SALT.ZONE расспросили российских феминисток о том, как они восприняли эту акцию, не кажется ли им проблема мэнспрединга надуманной, а действия авторов видео — хулиганскими.

Оксана Васякина — активистка фем-движения, поэтесса (г. Москва)

Я думаю, что этот ролик, в первую очередь, очень смешной, он больше похож на вирусное видео, нежели на видеоманифест, как его называет авторка акции. Но в этом и его сила, сколько уже просмотров у этого видео? Думаю, мало феминистских роликов имеет такую популярность. Нельзя и не вспомнить о первой акции Анны, когда она стояла на станциях метро и поднимала юбку. Если освежить в памяти ролик, который появился год назад, и пересмотреть новый, можно понять, что Анна последовательна в своих действиях. Было бы хорошо, если бы она чаще делала свои акции.

Нужно держать в голове, что, например, в Америке раздвигание ног в метро является административным правонарушением. Я езжу в метро практически каждый день, и каждый день сталкиваюсь с тем, что подавляющее большинство мужчин сидят с раздвинутыми ногами и занимают по 1,5−2 сидения. В полупустом вагоне это не стесняет меня физически, я могу занять любое свободное сиденье. Но, если честно, смотреть на мужчин с раздвинутыми ногами мне неприятно. Я, конечно, понимаю, что они думают, что в их природе заложено быть львом и покрывать всю близлежащую площадь своим телом, но я не понимаю, почему они до сих пор не додумались, что выглядит это странно.

А в случае часа пик это совершенно недопустимо, когда ты, уставшая, садишься на освободившееся место и тебя со всех сторон начинают жать огромные мужские ноги. Не потому, что им мало место на их сидении, а потому, что им так удобно. Обычно я начинаю сама раздвигать ноги, чтобы вытеснить ноги мужчин со своего сидения. Или, например, могу тактично спросить, не кажется ли им, что они занимают слишком много места. Как правило, в обоих случаях они смущаются. И сдвигают ноги.

Любые методы работы с подобными проблемами будут считать радикальными — повесят ли в метро таблички с информацией о штрафах или будет по вагонам ходить надзирательница и наказывать за раздвигание ног. Попытка изменить паттерны поведения мужчин всегда будет восприниматься как агрессия по отношению к ним. Если даже на Анну и заявят [в полицию], она будет ходить по судам, потом будет платить штраф… Но пятнышки-то останутся на штанах парней, а это хорошая напоминалка.

Белла Рапопорт — феминистка, журналистка (г. Санкт-Петербург)

Мнение про ролик у меня противоречивое, есть много разных слухов вокруг него. В том числе мужчины, которых в ролике обливали, пишут, что это фейк. Еще ходят слухи, что это пропутинская какая-то история — феминизм на слуху и эту тему решили власти оседлать. Но что касается содержания ролика, если абстрагироваться от сомнительного контекста…

Я очень не люблю мэнспрединг, я сама часто сижу [в общественном транспорте] и мне неудобно, и я всегда думаю — пнуть этого человека, сказать ему, чтобы он сдвинул ноги, или не надо… Иногда у меня есть на это силы, иногда нет, иногда я скручиваюсь в какую-то сардельку, чтобы не прикасаться к этому мужчине. Но при этом мне не кажется, что нужно обливать спящих людей или людей, которые едут в пустом вагоне. Мне кажется, что в пустом вагоне можно вообще что угодно делать, если рядом нет тех, кому ты мешаешь.

Скажем так, мэнспрединг — очень раздражающая вещь, но, пожалуй, для меня это не такой серьезный уровень насилия, чтобы прибегать к таким методам [как авторы ролика]. Например, есть еще мужчины, которые хватают за задницу в транспорте, и их немало. Я не ранжировала бы проблемы на те, которым стоит уделять внимание, и на те, которые внимания не стоят. Просто я бы их ранжировала по уровню реакции.

Я не считаю, что мэнспрединг это не проблема. Точно так же можно сказать — в Дагестане женское обрезание, а вы про феминитивы говорите. Нет, все проблемы, конечно, важны. Но я бы, например, на менспрединг таким образом не реагировала, я бы так реагировала на что-то более опасное и неприятное. При этом я считаю, что о мэнспрединге нужно говорить, и вообще, мужчинам в транспорте стоит сидеть более компактно. Если у меня есть на это ресурсы, я их просто пинаю коленкой, чтобы они рядом со мной так не сидели.

Дарья Апахончич — феминистка, соавторка Youtube-канала «Феминистки поясняют» (г. Санкт-Петербург)  

Ролик будоражащий, он так построен, чтобы вызывать возмущение, и достаточно справедливое возмущение. При этом у нас тема мэнспрединга еще не проработана, и люди еще не понимают, что это такое, так что комментарии под роликом, наверное, были не те, на которые рассчитывали авторы. Но это нормально. Для меня там ничего удивительного не было, но было досадно видеть много комментариев, в том числе достаточно обесценивающих. Ну, как всегда — «феминистки занимаются всякой ерундой вместо действительно важных дел».

Я думаю, что эта проблема, которая показывает, насколько у нас люди не фиксируют — как они выглядят, как они себя ведут и есть ли, вообще, у них границы по отношению к другим. Это очень важная проблема. Другой вопрос, что она так локально, может быть, сформулирована. Некоторые люди в метро не ездят, и они будут говорить, что этого не видят. Однако это часть большой проблемы.

Я сегодня шла по улице и видела картину… Знаете, такие ростовые куклы? Там был мужчина, одетый в костюм коня, он бежал и хватал иностранную туристку. Она убегала от него, улыбалась, хотя было видно, что ей это совершенно неприятно. Меня это возмутило и я подумала, что женщина в костюме коня так не будет делать. То есть это часть гендерной социализации, которая предполагает, что если нельзя, но очень хочется, то можно. И нельзя занимать [в общественном транспорте] чужое место, но если очень хочется, то почему бы и нет.

Помимо этикета существует представление о том, что некоторым — можно [нарушать границы личного пространства], а некоторым — нельзя. На мой взгляд, это однозначно гендерно окрашено в нашей стране. У нас вообще проблемы с границами у всех, и у женщин, и у мужчин, но помимо этого есть такие нормы, которые женщинам не допускают какого-то поведения, а мужчинам — допускают. «Ему можно, он же мужчина».

Я могу ошибаться, но у меня сложилось впечатление, что ролик был постановочный. То есть для меня, скорее, этический вопрос стоит — было это постановочное видео или нет. Если постановочное, то вообще никаких проблем, все окей. Если же эта акция была связана с каким-то дискомфортом [для окружающих], то я бы, наверное, подумала, стоит ее проводить или нет. С другой стороны, я понимаю, что феминизм никогда не был удобным и причесанным. Знаете, есть такой миф, что вот феминистки прошлого были нормальные, а сейчас — сумасшедшие. Так вот, феминистки прошлого — что только не делали. И булыжники в окна кидали, и акции устраивали, и дрались, когда надо было. Ну, вот так вот. К сожалению, борьба за права всегда идет по какому-то острому краю.

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments