Вагиланты

«Хотя для Центра «Э» наша жизнь уместится на трех листах, она все-таки будет яркой и важной»


                

Художественное исполнение — Анастасия Васильева | Юлия Шалгалиева, Facebook

Художественное исполнение — Анастасия Васильева | Юлия Шалгалиева, Facebook

В выходные в Санкт-Петербурге открылась выставка «У протеста женское лицо». Экспозиция, представленная на базе общественного коворкинга «Открытое пространство», рассказывает о судьбах женщин-правозащитниц. Автор проекта Юлия Шалгалиева рассказала журналистам SALT.ZONE, что представляет из себя выставка и почему она важна.


Про идею

«Многие знают, например, фигурантов дела «Нового величия» или дела антифашистов «Сети», но далеко не все знают, кто помогает этим людям. Довольно часто эту помощь оказывают именно женщины. Они выходят на митинги, отстаивают права и свободы других людей, каждый раз рискуя быть задержанными. В качестве примера я взяла истории восьми женщин, которые так или иначе связаны с правозащитной деятельностью, с каким-то активизмом — общественным или политическим. Когда я, работая фрилансером, освещала правозащитные темы, то нередко сталкивалась с этими людьми. Идея выставки довольно проста — я хочу показать, что это за женщины, какая у них судьба, чем они занимаются. Показать людей, которые остаются за кулисами происходящего.


                Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Очень важно их поддержать. Во-первых, потому что за ними проявилась сила, и чем их больше будет, тем больше шансов на какое-то изменение. Мы видели, допустим, как люди вышли на «Марш матерей», и девочек [фигуранток дела «Новое величие»] отпустили под домашний арест. А во-вторых, это герои сегодняшнего дня. Но о них мало кто знает, и мне было обидно за них, потому что они делают огромную серьезную работу. Мне просто хотелось, чтобы люди узнали, кто эти женщины. Лично у меня, когда я с ними общаюсь, появляется надежда на будущее, хочется верить, что и я могу что-то изменить.

В процессе подготовки я много общалась с героинями выставки, подбирала материалы, делала очерки, отдельно снимала небольшие ролики, где они вкратце рассказывают о том, чем занимаются. А после этого мы с моей знакомой, художницей Анастасией Васильевой, сделали к этому всему скетчи — картинки в стиле комикса, каждую из которых долго обсуждали. Дело в том, что у меня изначально было понимание, как выставка должна выглядеть в будущем, но я совершенно не умею рисовать, и мне нужен был человек, который поймет саму идею и сделает это. Тексты бывают довольно тяжелыми эмоционально, особенно те, что касаются политических дел, уголовных преследований и прочего. Поэтому мы старались сделать картинки яркими, очень образными, чтобы они отражали тот подтекст, который, может быть, в тексте не удалось уловить».


                Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Про экспозицию

«Вы заходите в помещение и попадаете в псевдокабинет сотрудника Центра по борьбе с экстремизмом. Конечно, это условность, но мы эту условность решили допустить, чтобы показать, что в принципе все люди, которые сейчас занимаются правозащитной деятельностью, подвергаются определенному давлению со стороны правоохранительных карателей. Кто-то на митинге задержан, например, у кого-то другая история. Практически у каждого были сложности с этой системой.

Как выглядит наша комната сотрудника центра по борьбе с экстремизмом? По периметру натянуты веревочки, на которых на прищепках «сушатся» дела. Мы их так и оформили — дело №1, дело №2 — папочками. А дальше идут развороты. Это листы, на которых напечатан текст и рисунки. Текст и рисунки представлены таким образом, чтобы показать, что хотя для сотрудника Центра «Э» наша жизнь уместится, грубо говоря, на трех листах, она все-таки будет яркой, необычной и важной.

Я выстроила композицию так, что она начинается с политической активности. Первое дело — это Мария Лакертиан. Это активистка движения «Весна», которая вместе со своими коллегами устроила акцию — когда намечались выборы президента, они собирали подписи в поддержку кандидата-уточки. Об этом на выставке представлен очерк, а дальше упоминается дело Михаила Цакунова, которого задержали за то, что он был с уточкой на митинге, и которому сейчас вменяют уголовное дело за выбитый зуб полицейскому.


                Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Вы проходите дальше по экспозиции и попадаете к делу Елены Мазовецкой. Она обучала наблюдателей на выборах, а также мы можем ее увидеть на митингах от штаба Навального.

Дальше мы переходим к Марине Букиной — это член группы помощи задержанным. Она уже не является как таковым политическим активистом, а просто помогает тем, кого задержали, представляет их интересы в суде. На митинге 7 октября омоновец ударил ее дубинкой по голове, когда она передавала памятки задержанным. После этого она решила судиться с системой. Она подала иск не только на ОМОН, но и на Комитет по законности, правопорядка и безопасности Санкт-Петербурга. У нее прошло пять судов, она проиграла, но была к этому морально готова. Это большой опыт, ведь она пыталась отстоять не только свои, но и общие интересы людей, которые приходят на митинги.

Ознакомившись с ее историей, посетители выставки переходят к стенду Полины Зайцевой. Она — представитель ЛГБТ-сообщества, общественный защитник, работает в суде, представляет интересы задержанных ребят и тех, кто уже сидит в спецприемниках. Это очень перспективная девушка, которая постоянно учится. Она рассказывала о том, как ее воспринимают в обществе, как она выходит на пикеты и марши в поддержку ЛГБТ.


                Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Фото: Юлия Шалгалиева | Facebook

Затем стенд Елены Осиповой — это совесть Петербурга. Она выходит на акции, в том числе в поддержку политзаключенных, с плакатами, которые рисует сама.

Далее переходим к координатору проекта «Последний адрес» Жене Кулаковой. С одной стороны, она постоянно раскапывает материалы о репрессиях 30-х годов ХХ века, с другой — интересуется репрессиями сегодняшнего дня. Например, она очень сильно заболела делом «Сети», стала активно поддерживать ребят и создала целое движение художников, которые пишут красивые открытки и отправляют ребятам в СИЗО.

От нее мы переходим к Яне Теплицкой — члену ОНК в Санкт-Петербурге, которая контролирует соблюдение прав заключенных в СИЗО, тюрьмах и колониях. Дело антифашистов стало известно благодаря Яне, потому что Виктор Филенков, фигурант дела «Сети», именно ей рассказал, что к нему применялись пытки. Она озвучила это в прессе, и другие антифашисты после этого тоже рассказали, что да, действительно, их пытали, и показания они давали под пытками.

Последняя история, как завершающая теплая нота, — это Елена Эфрос, она создала проект «Сказки для политзаключенных». Этот проект существует с 2015 года, у него много сторонников. И на этом мы заканчиваем выставку и призываем всех, кто желает, переписываться с людьми, оказавшимися в трудных ситуациях, и отправлять им слова поддержки».

Про планы

«Я бы, конечно, хотела, чтобы эта выставка рассказывала и про других активисток. Во всех городах есть свои правозащитницы. Я сама из Архангельска, и у меня есть идея приехать в родной город и там организовать выставку, но иначе, добавив в экспозицию рассказы о местных активистках.

Есть группы мероприятия в Facebook и во «ВКонтакте», где в ближайшие дни я хочу опубликовать видеоролики о героинях выставки, чтобы люди могли посмотреть и понять о чем идет речь. Также мы присмотрели издательство и, может быть, выпустим небольшой буклет в мягком переплете, чтобы люди могли заказать его за символическую плату. Ну и в интернете, конечно, тоже опубликуем, но уже после того, как вернемся с выставки в Берлине, которая запланирована в октябре этого года».


КАК ПОМОЧЬ:

О том, как помочь организовать выставку «У протеста женское лицо» в Берлине, читайте здесь.


                Художественное исполнение — Анастасия Васильева

Художественное исполнение — Анастасия Васильева

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments