Пытки

Закон о фестивальном кино: «Все это делается из-за цензуры и только ради нее»

Закон о фестивальном кино: «Все это делается из-за цензуры и только ради нее»

В выходные в Москве прошли одиночные пикеты против ужесточения правил проведения кинофестивалей. Причиной стали поправки в закон о господдержке кинематографии, принятые Госдумой и одобренные Советом Федерации. Когда изменения вступят в силу, сложности появятся у небольших независимых фестивалей, не попавших в реестр Минкультуры. Кроме того, права на показ фильмов без прокатного удостоверения будут только у кинофестивалей определенного формата — с конкурсной программой и жюри. Каких еще проблем опасаются организаторы подобных мероприятий, SALT.ZONE рассказала продюсер документального кино Мария Мускевич.

Мария Мускевич — продюсер документального кино, соорганизатор кинофестиваля «Делай фильм»

Самая главная сложность для организаторов кинофестивалей — это реестр, который будет каким-то образом утверждаться, то ли Министерством культуры, то ли еще кем. Это самый непрозрачный момент в новых нормах. Мне, например, совершенно непонятно: как туда попадать, что для этого нужно и является ли обязательным условием получение денег от Министерства культуры? Например, наш фестиваль «Делай фильм» никогда не получал подобных дотаций и субсидий — я даже не знаю правильных слов, как это называется. Есть фестивали, которые реально финансируются Минкультом — целиком или частично. Мы — нет, никогда туда за деньгами не ходили и не пойдем. Значит ли это, что мы автоматически не попадем в этот реестр? Это первый вопрос. Вопрос номер два — что случится, если мы, не будучи в указанном реестре, все-таки проведем фестиваль? Какие к нам будут применены карательные меры?

Я полагаю, в ближайшее время это все должно проясниться — либо при помощи комментариев из Минкульта, либо какой-то маленький активистский фестиваль, наплевав на все, отважно состоится, и мы посмотрим, что будет дальше происходить.

Возможно, [на внесение поправок в закон] повлиял скандал с «АртДокФестом». Конечно, все это делается из-за цензуры и только ради нее. Насколько я знаю от коллег из Беларуси, у них эта система существует уже давно. То есть фестивали должны утверждать программу в Минкульте, и Минкульт осуществляет цензуру даже не стесняясь. Организаторы фестиваля приносят программу, Минкульт на нее смотрит, вычеркивает какие-то фильмы и говорит — хорошо, проводите. У нас такая форма, наверное, тоже возможна…

Насколько я знаю, поправки вступят в силу через три месяца после того, как документ подпишет президент. Сейчас активно проходит «эхо» фестиваля «Делай Фильм», и мы, наверное, будем торопить наших партнеров в регионах, чтобы выполнить основные задачи. Сроки следующего фестиваля еще не назначены, еще есть время посмотреть, что происходит — мы занимаем выжидательную позицию.

Мне нравятся такие красивые идеи, как написать открытое письмо от малых фестивалей, у которых не было никогда конкурсных программ и жюри. Конкурсные программы и жюри — это то, что можно сделать, но мы не ради конкурса проводим наши смотры. Можно написать письмо о том, что нас заставляют мимикрировать и менять форматы. Но это будет просто реплика, и я думаю, что это письмо будет в той же урне, в которую попадают и все остальные открытые письма.

Что дальше? Понятия не имею. Ну, не будем мы проводить фестивали. Никто, наверное, от этого не умрет. Можно уйти в форматы квартирников, можно еще что-то придумать. Все это, конечно, ужасно неприятно и проблема шире, чем просто правила проведения фестивалей. В общем и целом это большой удар по просвещению, много интересных событий может пропасть из календаря. Но я не очень сильно паникую, я была уверена, что что-то подобное случится. Когда полгода назад отменили прокатные удостоверения для фестивальных фильмов, все у нас обрадовались — поводок слегка ослабили. Но эксперты, которые следят за ситуацией, сразу сказали, что все это закончится, как только появится жесткое определение — что такое фестиваль…

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments