Вагиланты

НЕбезбарьерная среда: как инвалид-колясочник из Ульяновска годами ведет переписку с чиновниками

НЕбезбарьерная среда: как инвалид-колясочник из Ульяновска годами ведет переписку с чиновниками

В 2012 году Дмитрий Медведев, занимавший на тот момент пост президента России, подписал Федеральный закон «О ратификации Конвенции о правах инвалидов». Согласно документу, маломобильные группы граждан должны иметь возможность полного участия в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни общества. Для ульяновца Егора Озерцова, который из-за травмы позвоночника оказался в инвалидном кресле, каждый выезд из дома — проверка того, как в отдельно взятом населенном пункте соблюдается указанная Конвенция. На протяжении нескольких лет он ведет переписку с чиновниками, добиваясь создания в городе так называемой безбарьерной среды — в реальности, а не на словах.

Итогом «инспекций» Егора становятся отчеты в социальных сетях и местных СМИ. Тут, например, можно узнать, легко ли колясочнику попасть в ДК «Губернаторский», расположенный в центре города. Тут — про неприспособленность для маломобильных граждан гостиничного комплекса Hilton Garden Inn. А по этой ссылке вы прочитаете, как Егора встретили в международном аэропорте «Ульяновск-Восточный» — если кратко, то там к визиту человека в инвалидном кресле оказались просто не готовы, хотя и были предупреждены заранее.


                            Егор Озерцов - инвалид-колясочник, гражданский активист

«Проблемы с доступной средой в Ульяновске существуют везде — это и транспорт, и жилье, и социальные объекты, и тротуары. Нет такого, чтобы где-то было прекрасно, а где-то хромало. Все одинаково плохо, если говорить о приспособленности города для инвалидов. Ведь одного подъемника или пандуса для доступности объекта недостаточно. Надо, чтобы был и пандус при входе, и широкие дверные проемы, и лифты…».

Егор Озерцов — инвалид-колясочник, гражданский активист

У Егора была возможность сравнить Ульяновск с другими городами — он ездил в Сочи и считает, что там ситуация обстоит значительно лучше. Безбарьерная среда в городе-курорте создавалась к Олимпийским и Паралимпийским играм 2014 года, и там, например, сейчас нет проблем в сфере транспорта — благодаря низкопольным автобусам. Определенные условия для инвалидов созданы в столицах — Москве и Санкт-Петербурге. Но в Ульяновске и других городах России даже дорога в магазин или в поликлинику превращается в полосу препятствий — бордюры, ямы и нечищеный снег делают ее непроходимой для инвалидных колясок.


                Обычный снегопад и нечищенные тротуары могут помешать передвижению инвалида-колясочника. Фото предоставлено Егором Озерцовым.

Обычный снегопад и нечищенные тротуары могут помешать передвижению инвалида-колясочника.
Фото предоставлено Егором Озерцовым.


                            Егор Озерцов - инвалид-колясочник, гражданский активист

«У меня такое мнение: если человек хочет сделать доброе дело, то ему никакой закон, никакое постановление не нужно — он просто идет и делает. Просто власти не очень-то хотят создавать доступную среду для инвалидов. А если они этого не хотят, то Конвенция и законы не заставят их это сделать. Я бы так сказал — за последние шесть лет изменилось в основном законодательство, касающееся защиты прав инвалидов в различных сферах — здравоохранение, спорт, социальная защита. Но сами улучшения, как мне кажется, пока не наступили».

Егор Озерцов — инвалид-колясочник, гражданский активист

Госпрограмму «Доступная среда» ульяновец считает «слабенькой», а финансирование, которое выделяется регионам — недостаточным. Дополнительно изыскивать деньги на пандусы или подъемники приходится из местных бюджетов, при этом складывается впечатление, что не всегда власть имущие видят в этом необходимость.

Активную деятельность за доступную среду в Ульяновске Егор Озерцов развернул в 2009 году — когда о правах инвалидов громко заговорили на федеральном уровне. Все это время активист пытается достучаться до чиновников и представителей бизнеса. Ему даже удалось встретиться с губернатором области Сергеем Морозовым.


                            Егор Озерцов - инвалид-колясочник, гражданский активист

«Морозов у нас уже четвертый срок губернатор, я был у него на приеме три раза. Он на меня смотрит, улыбается, а потом… ничего не происходит. Кстати, доступности внутри Дома правительства Ульяновской области тоже нет, там меня просто носили на руках. Внутри есть лифт, но для того, чтобы в него попасть, мне пришлось от коляски подлокотники отворачивать, подножки складывать, в общем, столько проблем было… Он действительно маленький там — лифтик старого советского архитектурного проекта».

Егор Озерцов — инвалид-колясочник, гражданский активист

Рычагов давления на власть у Егора не так много — переписка с чиновниками и надзорными ведомствами, а также публикации в интернете, призванные привлечь внимание к проблемам инвалидов. В онлайн-петиции, которую активист создал три года назад, содержалась просьба сделать Чемпионат мира по хоккею с мячом — 2016 в Ульяновске доступным для инвалидов. Спортивное мероприятие давно прошло, под петицией стоит почти 150 тысяч подписей (для сравнения — в городе проживает 620 тысяч человек). Но, к сожалению, для системного решения проблемы оказалось недостаточно поддержки интернет-пользователей и федеральных СМИ.


                Уклон пандусов для маломобильных граждан регламентируется СНиП, но не всегда эти нормы соблюдаются. Фото предоставлено Егором Озерцовым.

Уклон пандусов для маломобильных граждан регламентируется СНиП, но не всегда эти нормы соблюдаются. Фото предоставлено Егором Озерцовым.

Что касается переписки с чиновниками, то она растягивается на долгие годы.


                            Егор Озерцов - инвалид-колясочник, гражданский активист

«Если объект регионального значения [недоступен для колясочников], то пишу в правительство Ульяновской области, оттуда жду ответ. Приходит отписка — с ней я обращаюсь в прокуратуру Ульяновской области. Отвечает, например, начальник управления, потом зампрокурора области, потом надо обращаться в Генеральную прокуратуру РФ… В итоге жалобу удовлетворяют — где-то, немножечко, как-то. Знаете, в российских судах судьи пишут — удовлетворить иск частично. И удовлетворяют на 5%. Вот с чиновниками то же самое. Есть, например, в центре Ульяновска 500 съездов с тротуаров, так доступными для инвалидов делают примерно по 30 в год. По всем этим улицам вынесены решения суда, но делают только часть, после чего чиновники смотрят, ждут, какая реакция будет от меня. Так „заволокичивается“, размазывается проблема на долгие годы. Мне, пожалуй, нужна своя „администрация президента“, чтобы все эти дела держать на контроле».

Егор Озерцов — инвалид-колясочник, гражданский активист

За несколько лет Егору так и не удалось выстроить адекватное взаимодействие с ответственными за создание безбарьерной среды в Ульяновске. Вместо того, чтобы прислушаться к мнению активиста, который оперирует нормами ГОСТа и СНиПов, чиновники пытаются упрекнуть его в предвзятости. Это удобно, а тесноту лифта для инвалидов всегда можно объяснить «не типовой» коляской. Главное, что по документам этот лифт есть.

С равнодушной бюрократической системой Егору Озерцову приходится бороться практически в одиночку. Хотя в городе есть и другие инвалиды-колясочники, далеко не все они готовы добиваться соблюдения собственных прав. Но не потому, что их все устраивает.


                Общественный туалет не всегда доступен для маломобильных граждан - из-за высоких ступеней, узких кабинок и отсутствия поручней. Фото предоставлено Егором Озерцовым.

Общественный туалет не всегда доступен для маломобильных граждан - из-за высоких ступеней, узких кабинок и отсутствия поручней. Фото предоставлено Егором Озерцовым.


                            Егор Озерцов - инвалид-колясочник, гражданский активист

«Наши инвалиды знают, что город не приспособлен для них, но предпочитают молчать. Я, например, путевку в санаторий не могу получить пять лет, а другим, кто не пишет жалобы и не сообщает о проблемах инвалидов в интернете, выдают путевки. В прошлом году я пытался матрас получить, мне его долго не давали, потом предлагали какой-то завалящий, за три тысячи рублей — лежать на нем невозможно. Но каким-то непонятным образом в конце года [органами соцзащиты] был проведен новый аукцион, были закуплены матрасы по восемь тысяч рублей, и их кому-то раздали. Почему меня не предупредили, может, я тоже такой хочу? Вот эта система „подкупа“ инвалидов очень активно действует…».

Егор Озерцов — инвалид-колясочник, гражданский активист

19 июля Егор Озерцов «проинспектировал» очередной объект — стадион «Труд», торжественно открытый после реконструкции. По словам ульяновца, объект по-прежнему плохо приспособлен для инвалидов — ни в туалет, ни на трибуны они самостоятельно попасть не смогут.

Примерно год назад, рассказывая о доступности региона для маломобильных граждан, чиновники признавали — проблемы есть. Согласно официальным данным, в Ульяновской области лишь 37% объектов социально-культурной сферы оборудованы пандусами и другие элементами безбарьерной среды.

В текущем году на подобные работы планировалось направить еще 30 миллионов рублей, выделенных по федеральной программе «Доступная среда». Вопрос только в том, как будут освоены эти деньги — с учетом реальных потребностей маломобильных граждан или ради галочки.


                Безбарьерная среда зачастую существует только в отчетах чиновников. Фото предоставлено Егором Озерцовым.

Безбарьерная среда зачастую существует только в отчетах чиновников. Фото предоставлено Егором Озерцовым.

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments