Вагиланты

Кого и почему пытают в России: главные выводы доклада правозащитников

Кого и почему пытают в России: главные выводы доклада правозащитников

25 июля в профильном Комитет ООН рассмотрели официальный отчет РФ о соблюдении Конвенции против пыток, а также альтернативный доклад, подготовленный 20-ю неправительственными организациями. В нем правозащитники приводят данные о жестоком обращении и наказаниях в России в период с 2012 по 2018 год. Журналисты SALT.ZONE поговорили с директором фонда «Общественный вердикт» Натальей Таубиной о выявленных активистами нарушениях, а также о том, кто может подвергнуться пыткам.


О чем альтернативный доклад?

«Одно из самых заметных нарушений, которое мы указываем в докладе — отсутствие эффективного расследования жалоб на пытки, причем не только в полиции, но в других закрытых учреждениях — местах лишения свободы, психоневрологических диспансерах, военных частях. Это влечет за собой безнаказанность и продолжение практики применения пыток. Также мы сообщаем о нарушении права человека на подачу жалобы, поскольку после этого жертва пыток часто становится объектом преследования. Ее обвиняют либо в ложном доносе, либо в нападении на сотрудника полиции. А к отбывающим наказание применяются дисциплинарные взыскания, их отправляют в ШИЗО и требуют забрать свою жалобу.

Вопиющие случаи зафиксированы на Северном Кавказе — похищения, женское обрезание, убийства чести — этому посвящен отдельный раздел доклада. Остается сложной ситуация с экстрадицией и выдворением иностранных граждан в страны, где велик риск применения к ним пыток. К сожалению, за последние шесть лет мало что было сделано в этом направлении.

Тяжелая ситуация сохраняется в следственных изоляторах и местах отбывания наказания. Хотя Россия действительно предприняла действия для улучшений — проводится ремонт зданий, разделяют санитарную и жилую зоны, — во многих учреждениях условия содержания не дотягивают до минимальных стандартов.

Из региональных ОНК практически выдавили независимых наблюдателей. После последнего набора в новый состав комиссии попали лояльные к правоохранительной системе люди или же просто незаинтересованные в реальном мониторинге. Это очень хорошо чувствуется в нашей правозащитной работе.

За последние шесть лет заметно ухудшилась ситуация с положением правозащитников. Комитет ООН задал России несколько вопросов об обеспечении условий работы правозащитных организаций. Но, к сожалению, РФ не сочла нужным никоим образом содержательно ответить на это. Между тем мы реально имеем проблему системного выдавливания правозащитников из Северного Кавказа, их уголовного преследования, навешивание ярлыка „иностранного агента“.

Если Комитет будет обладать информацией только от государства, то картинка будет выглядеть очень однобоко. Российский доклад создает картину общего благополучия с какими-то небольшими изъянами на местах».

Зачем отчитываться перед Комитетом ООН против пыток?

«Государство раз в четыре года должно отчитываться перед Комитетом ООН против пыток по тем обязательствам, которые оно на себя приняло, подписав соответствующую Конвенцию. А Россия ратифицировала Конвенцию и добросовестно взяла на себя обязательства. Комитет при рассмотрении государственного доклада для большей объективности учитывает информацию, полученную от неправительственных организаций.

По итогам рассмотрения государственного доклада, Комитет принимает документ, который называется „заключительное замечание“. Этот документ сначала сообщает о позитивных изменениях, затем обращает внимание государства на те или иные проблемы и дает набор рекомендаций о том, что нужно делать, чтобы эти проблемы решить. Несмотря на то, что Россия откликается не на все рекомендации Комитета, важно, что этот механизм существует».


Что изменилось за последние годы?

«Это третий альтернативный доклад, в создании которого мы участвуем. Первый, который мы координировали с 10-ю организациями, был подан в 2006 году. Можно сказать, что за 12 лет появились определенные улучшения, связанные, прежде всего, с законодательными изменениями. Лучше прописаны процессуальные гарантии для задержанных. Улучшились условия содержания в местах лишения свободы.

На мой взгляд, произошло признание на государственном уровне наличие проблемы жестокого обращения — это послужило в 2009 году одним из оснований для запуска реформы МВД. Другое дело, что предпринятые шаги при воплощении этой реформы не привели к существенным изменениям применительно к проблематике пыток, поскольку она не стала центральной. В 2012 году было создано специальное подразделение в структуре Следкома по расследованию преступлений, совершенных правоохранителями, но, к сожалению, оно так и не заработало. Серьезные изменения должны происходить именно на правоприменительном уровне.

В целом положительную динамику мы не наблюдаем. В правозащитной деятельности сложно ждать быстрых изменений — это долгий мучительный процесс. Мы добиваемся чего-то маленькими шагами. Еще в начале нулевых было невозможно представить, что за превышение должностных полномочий с применением насилия можно привлечь сотрудника полиции. Сейчас это стало реальным, пускай и сложным».


В каких регионах чаще пытают?

«Официальной статистики о частоте применения пыток в том или ином регионе не существует. Есть статистика по 286 статье УК РФ [превышение должностных полномочий], которая в большинстве случаев и говорит о пытках и применении насилия. Но даже в рамках этой государственной статистики нет деления на то, кто применял пытки и в каких регионах это было. Информация, изложенная в альтернативном докладе, скорее отражает не то, что в регионе Х больше пыток, а что там работают правозащитные организации и адвокаты, которые такие дела ведут.

Наш опыт показывает, что если появляется новый регион, где зарегистрировали первый случай пыток, вскоре к нам начинают обращаются и другие потерпевшие, живущие там, — дел становится больше. Соответственно, упоминание в докладе Карачаево-Черкесии, Свердловской области, Марий Эл, Иркутской области — не показатель того, что там пыток больше. Просто жители тех регионов не боятся обращаться к правозащитникам, которые доводят эти дела до победного конца. При этом мы можем говорить, что по показателю пыток лидирует Северный Кавказ — уровень насилия и безнаказанности по сравнению с другими российскими регионами там намного выше».


                Фото: svoboda.org

Фото: svoboda.org

Почему правоохранители прибегают к пыткам?

«В полиции распространена практика применения насилия с целью получения признательных показаний и информации, необходимой сотрудникам правоохранительных органов. Тот факт, что они прибегают к насилию, а не к расследованию с помощью криминалистических методов, которые есть у них в арсенале, говорит о том, что существует проблема безнаказанности. Полицейские чувствуют, что могут свободно прибегать к насилию и за это им ничего не будет. Видимо, для них пытки более быстрый метод — с дубинкой проще и эффективнее достичь цели. Кроме того, над ними довлеет система отчетности, требующая определенных показателей. В местах лишения свободы пытки используются как метод подавления воли и давления на тех людей, которые не согласны с устоявшимися правилами сотрудников колоний и жалуются на нарушения. К ним насилие применяется как наказание за смелость».


Кто в зоне риска?

«Практически любой человек может подвергнуться пыткам. Судя по делам, которые мы ведем, пострадать можно не только из-за преследования по политическим мотивам, но и будучи случайно задержанным, как это было с Мариной Рузаевой из Иркутской области. Не всегда применение пыток происходит с целью раскрыть уголовное преступление, есть случаи, когда это делается для демонстрации силы. У нас в практике были и студенты престижных вузов, и школьные преподаватели, и бизнесмены [подвергшиеся пыткам]. Из самых незащищенных слоев населения — мигранты и подростки».


Что делать, если к вам применили пытки?

«Если к вам применили пытки, первым делом нужно зафиксировать полученные травмы — в травмпункте, через скорую помощь или в любом медицинском учреждении. Желательно для дальнейшего хода дела, чтобы была проведена подробная экспертиза, но это, увы, платная услуга. Далее нужно обратиться к юристу, адвокату или в правозащитную организацию, которая есть у вас в регионе. Обжалование действий сотрудников полиции — сложная работа, поэтому было бы хорошо заранее зафиксировать все произошедшие события, подумать, кто может выступать свидетелем того, что до похода в полицию человек был без повреждений, а после они у него появились.

Мы считаем неправильным подачу заявления в МВД, поскольку это не приведет к работе по делу — лишь затянет время. У МВД нет полномочий возбуждать подобного рода дела, они передают результаты проверки в Следственный комитет. Кроме того, при подаче заявления МВД есть риск, что сотрудники, применявшие пытки, попытаются замести следы на территории отдела. Соответственно, мы рекомендуем сразу подать жалобу в Следком. При этом, поскольку участились случаи того, что в ответ на подобные заявления на жалобщика возбуждают дело о ложном доносе, не стоит указывать конкретных имен и фамилий правоохранителей или просить возбудить уголовное дело. Лучше попросить провести проверку по изложенным фактам».


УЗНАТЬ БОЛЬШЕ:

Памятка «Пожаловаться на пытки без риска для себя».

Памятка «Что делать, если вас избила полиция во время митинга».

Поддержать «Общественный вердикт» можно по ссылке.

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments