Нежелалки

Юрист «Агоры»: «Сама по себе свастика без учета контекста не должна преследоваться»

Юрист «Агоры»: «Сама по себе свастика без учета контекста не должна преследоваться»

Дела россиян, привлеченных к ответственности за публикации свастики в интернете, объединил и коммуницировал Европейский суд по правам человека. Почему это важно, объяснил юрист Международной правозащитной группы «Агора» Алексей Глухов, который ведет четыре из одиннадцати указанных дел в Страсбурге.

Алексей Глухов — юрист Международной правозащитной группы «Агора»

До ноября 2014 года в России не стояла проблема в правоприменительной практике по статье 20.3 КоАП РФ. В ноябре 2014 года федеральный законодатель внес изменения в диспозицию этой статьи, исключив наличие обязательного элемента состава административного правонарушения — пропаганду нацистской символики. После этих изменений количество привлеченных по этой статье в России резко выросло.

Причины более массового использования статьи можно разделить на несколько групп. В первую очередь, палочная система борьбы с экстремизмом. Когда у прокуратуры, полиции, ФСИН и прочих российских правоохранителей есть задача показывать борьбу с экстремизмом. Самый легкий способ — это «административки» по 20.29 (распространение экстремистских материалов) и 20.3 (демонстрация нацистской атрибутики и символики, а также символики организаций, признанных в России экстремистскими). Как правило, все эти нарушения в интернете.

Вторая причина больше относится к политическим активистам. Тут правоохранительные органы используют статью для политического давления. Во-первых, статья предполагает арест как один из видов наказания, что используется для превентивных арестов — к примеру, чтобы не допустить участия в той или иной акции или в большом мероприятии. Во-вторых, привлечение по статье 20.3 подразумевает абсолютный запрет на участие в любых выборах в качестве кандидата.

Круг лиц, которые становятся жертвами статьи 20.3 КоАП в России, достаточно широк и не зависит от уровня вовлеченности человека в общественно-политическую среду — это и студенты, и простые рабочие специалисты. Правда, участие в оппозиционных движениях существенно повышает шансы быть привлеченным, так как правоохранители, в первую очередь, мониторят их социальные сети. Так случилось с адвокатом Юрием Ивановым из Чебоксар: в рапорте об обнаружении «правонарушения» было указано, что он сотрудничает с чебоксарским штабом Алексея Навального.

Международная «Агора» стала фиксировать случаи политического применения этой экстремистской статьи, а также негативную практику привлечения людей за посты в социальных сетях до 2014 года (до поправок в законодательство). В 2017 году мы отобрали несколько дел, в которых оценили контекст изображений, ставших основанием для привлечения людей, а также и наказание — в первый круг жалоб попали дела с арестами. В результате в 2017 году в ЕСПЧ направили жалобы Ивана Городиского из Пензы, которого арестовали из-за коллажей, сравнивающих политический режим в России и в фашистской Германии; Андрея Линева из Челябинской области, арестованного за рисованные картинки, Артура Гимаева из Татарстана, арестованного за символику клуба болельщиков в виде коловрата, Алексея Мандригеля, арестованного за фотожабу с Владимиром Путиным на фоне свастики. Позднее был направлен и ряд других жалоб в ЕСПЧ в связи с неоправданным (без учета контекста) применением статьи 20.3 КоАП.

ЕСПЧ уже пытался рассматривать дела о применении этой статьи в России, но из-за утраты интереса заявителей жалобы снимались с рассмотрения Европейским судом. Сейчас ЕСПЧ объединил в одно производство 11 дел заявителей из России, которые были в свое время привлечены к штрафам или арестам по статье 20.3 КоАП, в том числе упомянутые выше четыре дела юристов Международной «Агоры».

ЕСПЧ задал общий вопрос властям России, а не является ли чрезмерным вмешательство в свободу выражения мнения, гарантированную статьей 10 Конвенции, и должен ли быть учтен контекст при привлечении людей по этой статье. Немаловажно, что и вопрос привлечения за посты в социальных сетях до ноября 2014 года (до изменения закона) тоже вызвал у Европейского суда вопросы, отвечает ли это общему принципу закона и не истекли ли сроки давности по делу. Осенью этого года российские власти должны будут дать ответ Европейскому суду на поставленные вопросы.

Международная «Агора» никогда не выступала публичным защитником свастики. Считаю, что сама по себе свастика без учета контекста не должна преследоваться. Большинство из нас видит чуть ли не в ежедневном режиме свастику на федеральных каналах в исторических и художественных произведениях о временах Второй Мировой войны, да и свастика, как и любой солярный символ, используется во многих культурах мира. Полагаю, что единственной нормальной юридической реакцией российских властей может стать возвращение статьи 20.3 КоАП к ее редакции до 2014 года и изменение правоприменительной практики.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments