Пытки

Конкурс президентских грантов: «НКО теряют свою независимость и начинают работать для галочки»

Конкурс президентских грантов: «НКО теряют свою независимость и начинают работать для галочки»

На первый в 2018 году конкурс президентских грантов подано более девяти тысяч заявок, что на 2,5 тысячи больше, чем годом ранее. Самыми популярными грантовыми направлениями стали «Охрана здоровья граждан, пропаганда здорового образа жизни», «Поддержка проектов в области науки, образования, просвещения» и «Социальное обслуживание, социальная поддержка и защита граждан». Журналисты SALT.ZONE поговорили с политологом Ильей Гращенковым о том, чем опасно для НКО государственное финансирование.

Илья Гращенков — политолог и генеральный директор Центра развития региональной политики

Люди постепенно узнают, что есть такие [президентские] гранты, и подают на них заявки. Во-первых, это не сложно, а во-вторых, для многих региональных НКО — это единственный способ получить какую-то поддержку. Поэтому рост числа заявок в дальнейшем продолжится, в связи с повышением информированности о президентском гранте, а также в связи с сужением финансовой базы — для многих грант станет единственным источником к существованию. Это связано не только с ухудшением экономической ситуации в России, но и с уходом из страны западных фондов, которые финансировали достаточно большое число НКО и их исследований.

Активными регионами оказались Волгоградская область, а также республики Татарстан и Башкирия. Очевидно, что для этих регионов актуальны вопросы поддержки науки и культуры, так как в отличие от Москвы и Петербурга опереться им особенно не на кого. В любом случае — из 10 тысяч заявок грант получат не более 10% участников, остальным придется ждать следующего этапа — в сентябре.

Думаю, что власть расширяет грантовое направление в условиях ухудшения отношений с Западом. Наши НКО слишком привыкли брать деньги от ЕС и США, поэтому российские власти стараются переломить ситуацию и стать единственным источником средств для НКО. С другой стороны, деньги достаются слишком узкому кругу тех, кто подает свои заявки, а значит, итоговое число НКО, добившихся госфинансирования, совсем не велико. Я, конечно, не знаю, сколько организаций в итоге получат деньги, но исходя из опыта прошлых лет, комитет удовлетворил достаточно небольшое число заявок. На мой взгляд, прошел отбор лишь каждый десятый проект.

Безусловно, острые политические, культурные и медийные проекты редко получают поддержку. Чаще всего дают деньги тем НКО, чье руководство сотрудничает с Кремлем, и грант для них — средство институализации, как было с клубом «Ночные Волки», например. Сегодня, в условиях конфликта с Западом, власть и вовсе опасается допустить к финансированию каких-то возможных «врагов», поэтому старается работать с самыми нейтральными проектами.

НКО зависимы от президентских грантов, и это опасно, так как многие уже переформатируют свою работу под них. А это значит, что НКО теряют свою независимость и начинают работать для галочки и отчета. Финансирование за счет пожертвований [граждан] возможно лишь для раскрученных организаций, вроде «Лиза Алерт». А наука, искусство — все это мало кому нужно в России. В большинстве случаев НКО — типичные грантоеды, авторитетные организации можно по пальцам пересчитать.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments