Пытки

Акции ростовских шахтеров: «Люди борются за свои деньги, заработанные кровью в аду»

Акции ростовских шахтеров: «Люди борются за свои деньги, заработанные кровью в аду»

Сотни ростовских шахтеров несколько лет пытаются добиться погашения долгов по зарплате. Они устраивают пикеты каждую неделю, общаются с региональными властями и требуют полагающийся им пайковый уголь, необходимый для обогрева домов. Журналисты SALT.ZONE поговорили с координатором инициативной группы горняков Татьяной Авачевой об изменениях в ситуации, которые произошли за последние полгода.

Татьяна Авачева — координатор инициативной группы гуковских шахтеров

Поход в Ростов-на-Дону [в сентябре 2017 года] состоялся, провели там одиночный пикет возле здания правительства. Нашего представителя — полного кавалера орденов шахтерской славы Шулепова Николая Васильевича — принял у здания правительства представитель министерства промышленности и энергетики Ростовской области. Пообещали, что вопрос по выдаче задолженности по заработной плате и пайковому углю будет решаться. Но проходит время, а вопрос не решается.

Два человека 15 сентября провели одиночные пикеты в Гуково. Их за это оштрафовали на 20 тысяч. Хотя эти люди работали на разных предприятиях, стояли друг от друга на расстоянии почти 300 метров и имели разные требования. На следующий день Дьконова Валерия Петровича [руководителя инициативной группы шахтеров компании «Кингкоул» — прим.ред.] забрали в полицию, тоже за якобы организацию этих пикетов. Его оштрафовали на 20 тысяч.

После 7 ноября нам перестали согласовывать массовые бессрочные пикеты. Якобы в законе нет понятия «бессрочный пикет». Нам указали на то, чтобы мы не писали «бессрочный» и подавали уведомление на каждую акцию, которую мы проводим в Гуково. Возле здания «Кингкоула» нам не разрешили проводить пикет, хотя до этого все было нормально — практически полтора года там простояли. Не разрешили, потому что по постановлению правительства области это место не указано в перечне мест, где можно проводить массовые мероприятия.

В данный момент нам пикеты согласовывают, мы их проводим раза 2−3 в неделю возле дворца культуры шахты «Ростовская». На акции сейчас приходят по 50−70 человек. Кто-то уже устроился на работу, многие болеют и не могут присутствовать, у кого-то нет денег на дорогу. Но люди не расходятся, люди борются за свои деньги и пайковый уголь, заработанные кровью в аду.

Ситуация в городе тяжелая — эта зима холодная, люди, оставшиеся без работы, не могут купить пайковой уголь. На зиму, на домовладение, надо примерно 7 тонн угля. Тонна угля стоит 7−8 тысяч рублей. То есть на зиму надо примерно 50−56 тысяч. У шахтеров, после того, как они оплатят коммунальные услуги, продукты, лечение — они больны профессиональными заболеваниями — просто не остается денег на этот уголь. Купишь уголь — умрешь с голоду.

Но сейчас власть нас, вроде, услышала. В феврале нам, пикетчикам в Гуково, привезли 50 тонн угля с шахты «Шерловская-Наклонная». В марте привезли оттуда же еще 50 тонн, которые получили 50 семей — самые нуждающиеся. Жить стало немного легче, но этого недостаточно. Нам должны где-то семь тысяч тонн пайкового угля. В прошлом году получили около 610 тонн с шахт Ростовской области, в этом году 100 тонн. Надеемся, что из обещанной тысячи тонн выделят еще 300 с других шахт. Люди приходят, записываются на гуманитарный уголь. Также малоимущим начали оказывать адресную социальную помощь. Девять тысяч получают — можно купить хотя бы полторы тонны угля или лекарства.

На днях в Госдуме заседала комиссия и было решено внести изменение в Федеральный закон о пайковом угле № 81 от 1996 года, чтобы пенсионеры, которые проработали [на шахте] 10 и более лет и ушли на пенсию с частных предприятий, бесплатно получали пайковой уголь. Так же, как это делают те пенсионеры, которые ушли на пенсию до продажи предприятий в частные руки. Это очень хорошие и позитивные изменения в законодательстве. Мы надеемся, что закон примут. Уже просчитано — сколько нужно федеральных средств на каждый регион России, чтобы обеспечить этих пенсионеров бесплатным пайковым углем. Закон этот не могли принять 11 лет и сейчас наметились позитивные тенденции.

Остается основной долг в размере 374 миллионов рублей, куда входят различные компенсационные выплаты, которые до сих пор не могут насчитать. Это — компенсация за несвоевременно выплаченную зарплату, а также 15% при выходе на пенсию — «шахтерские парашюты», 20% за вред здоровью и за увечья, полученные в шахтах, за моральный вред, признанный судами, за простой по вине работодателя, декретные, алиментные и т. д.

Мы организовали движение шахтеров «Народное единство», куда вошли работники «Кингкоула», шахты «Восточная» и ЦОФ «Гуковская». Люди настроены продолжать борьбу до полного погашения задолженности по заработной плате и пайковому углю. Сейчас деньги не выплачивают. Последний раз работники «Замчаловского антрацита» [одно из гуковских предприятий, добывающих уголь] получали зарплату в апреле 2017 года. Почти год мы не получаем ни копейки, а долги огромные.

Ростовские власти в последнее время пытаются как-то помочь, а федеральные… У нас 200 человек звонили в предвыборный штаб кандидата в президенты Владимира Путина [чтобы рассказать о своей проблеме]. Некоторым после звонили из этого штаба и сказали, что мы получим свою задолженность, а про сроки — не сказали. На другие возникшие вопросы отвечать не стали.

Я считаю, что все пикеты, которые мы проводим, приносят результат. Все эти достижения — адресная социальная помощь, гуманитарный уголь, изменения в федеральный закон, погашение основного долга работникам шахт «Алмазная» и «Гуковская», — вот, что постепенно стало решаться.

________________________________________________________________

​КАК ПОМОЧЬ:

Протестующим шахтерам необходима информационная поддержка. Вы можете распространить этот материал в своих соцсетях.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments