ВИЧ

«Если Россия денонсирует Европейскую конвенцию, то россияне лишатся эффективной судебной защиты»

«Если Россия денонсирует Европейскую конвенцию, то россияне лишатся эффективной судебной защиты»

Российские власти рассматривают возможность денонсации Европейской конвенции по правам человека и прекращения сотрудничества с Европейским судом по правам человека. Об этом РИА «Новости» сообщили анонимные источники в профильных ведомствах. Желание прекратить сотрудничество связано с решениями ЕСПЧ, «направленными против интересов России». В Совете Европы заявили, что официального уведомления об этом не поступало. Депутат Госдумы Петр Толстой также опроверг эту информацию. Тем не менее журналисты SALT.ZONE решили узнать у руководителя юридической службы «Клуб юристов НКО», чем грозит россиянам денонсация Европейской конвенции.

Макс Оленичев — руководитель юридической службы «Клуб юристов НКО»

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод является инструментом защиты прав россиян, потому что не всегда они находят поддержку в российских судах, в России имеются проблемы с верховенством права. Поэтому апелляция к Европейскому суду по правам человека [ЕСПЧ] является обоснованной. Этот международный механизм востребован среди россиян.

Если Россия будет денонсировать Европейскую конвенцию, то россияне лишатся эффективной судебной защиты своих нарушенных прав. Россия включена в международное сообщество и говорит с ним на одном языке, потому что инструменты защиты прав человека, такие, как конвенция, являются фундаментальными. Они объединяют разные государства в стремлении создать универсальную систему защиты прав человека.

Почему-то политики рассматривают Европейскую конвенцию по правам человека как политический инструмент, как будто ЕСПЧ принимает решения, руководствуясь политическими мотивами, и принимает что-то против России. Но ЕСПЧ является международным судебным органом, юрисдикцию которого Россия признала добровольно. Судьи прежде всего занимаются толкованием и применением Европейской конвенции, которую наша страна ратифицировала. Судьи избираются Парламентской ассамблеей Совета Европы [ПАСЕ] - это политический орган, который объединяет депутатов разных стран, принимающих решение на стадии назначения судей и при взаимодействии между ПАСЕ и ЕСПЧ. Во всем остальном судьи остаются независимыми.

Мы понимаем, что в России довольно часто нарушаются права, указанные в конвенции, — право на жизнь, право на защиту от пыток, право на мирные акции, право на частную жизнь и т. д. ЕСПЧ необходимо оставить России для того, чтобы высокие стандарты защиты прав человека действовали, и чтобы практика суда, которая распространяется на 47 государств, применялась в том числе и у нас. Чтобы Россия была частью Европы, а не уходила в изоляцию.

Разговоры о том, что Россия может прекратить сотрудничество с ЕСПЧ, ходят довольно давно. Вся история началась, когда ЕСПЧ стал принимать решения, которые идут вразрез с официальной политикой России. В частности, когда суд вынес решение по делу «Анчугов и Гладков против России», когда признали незаконным лишать права голоса людей, отбывающих наказания в исправительных учреждениях. Этот случай заставил российские власти фундаментально пересмотреть свое взаимодействие с ЕСПЧ, поскольку они сочли, что суд по-иному толкует Конституцию РФ. И после этого были внесены изменения, которые позволяют Конституционному суду РФ оценивать решения Европейского суда на соответствие российской Конституции, и в случае чего дает право властям их не исполнять. Вторым действием, которое привело к внесению этих изменений, было дело ЮКОСа, когда ЕСПЧ признал нарушение прав его бывших акционеров и обязал Россию выплатить компенсацию.

Я полагаю, что европейские парламентарии и европейские политики, конечно же, пугаются разговоров о том, что Россия выйдет из Совета Европы и из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека. Потому что Совет Европы и ЕСПЧ — это объединительные площадки, где может состояться диалог между Россией и другими государствами. Я согласен с тем, что это [информация о денонсации Европейской конвенции] выглядит как шантаж. Европейские политики могут пойти навстречу российским властям, изменить как-то свою позицию, но я не думаю, что она будет изменена фундаментально. Есть серьезные вопросы, по которым консенсуса, к сожалению или к счастью, нет. Это вопросы присоединения Крыма и военные действия на территории Востока Украины.

Россию в 2014 году лишили права голоса в Парламентской ассамблее Совета Европы. Россия после этого момента не делала каких-то активных действий, не подавала заявки на участие в ПАСЕ, но при этом говорит о том, что не может участвовать в работе этого органа. Довольно странная позиция. Кроме того, Россия с прошлого года перестала выплачивать взносы в Совет Европы, а эти взносы имеют фундаментальное значение — на них финансируется и Европейский суд по правам человека, и Парламентская ассамблея Совета Европы. И если Россия не участвует финансово в поддержании этих институтов, то довольно странно ожидать от этих европейских институтов, что они обратно предоставят право голоса.

У нас скоро президентские выборы. Одна часть россиян недовольна некоторыми действиями властей, а другая — не поддерживает интеграцию с Европой. И поэтому, чтобы мобилизовать эти голоса, вброс [о денонсации Европейской конвенции] и произошел. Это мое субъективное мнение.

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments