ВИЧ

Штраф за картинку: «Из-за расплывчатых формулировок людей наказывают за неожиданные вещи»

Штраф за картинку: «Из-за расплывчатых формулировок людей наказывают за неожиданные вещи»

Совет по правам человека при президенте РФ обратился в новосибирскую прокуратуру с просьбой подать апелляцию на решение суда о внесении картины «Великая прекрасная Россия…» художника Васи Ложкина в федеральный список экстремистских материалов. Правозащитники считают, что суд не учел «сатирический, намеренно гиперболизированный, лубочный характер» изображения. При этом пользователей рунета неоднократно штрафовали за публикацию и репосты с данной картиной, а сам перечень «запрещенки» насчитывает на момент публикации этого материала 4349 пунктов. Медиапроект СОЛЬ поговорил с экспертом Информационно-аналитического центра «Сова» Марией Кравченко о том, почему россиян наказывают за сатиру и юмор.

Мария Кравченко — руководитель отдела «Неправомерный антиэкстремизм» Информационно-аналитического центра «Сова»

В Федеральный список экстремистских материалов внесены очень разные изображения. Некоторые из них имеют очевидно ксенофобный характер, но есть и другие случаи, когда совершенно непонятно, чем руководствовались правоохранительные органы, вынося решения о запрете. Например, была знаменитая история с картиной Александра Савко «Нагорная проповедь» из цикла «Путешествие Микки Мауса по истории искусства», где изображение Христа с известной гравюры было заменено на Микки-Мауса. Эта картина принимала участие в выставке «Запретное искусство — 2006» в центре Сахарова. Эта была скандальная выставка, авторов обвинили по уголовной статье за возбуждение религиозной ненависти. Картина была запрещена позднее уже другим судом. Хотя понятно, что никакой ненависти такое изображение не возбуждает.

История с картиной Васи Ложкина «Шестая часть суши», известной как «Великая прекрасная Россия», довольно характерна. Когда речь идет о произведениях юмористического характера, суды очень часто неспособны это как-то оценить и взять в расчет. Это касается не только картин или демотиваторов, но и песен, и клипов, где есть налет сатиры, иронии и юмора.

С запретом изображений есть отдельные проблемы. Описание их в Федеральном списке экстремистских материалов, как правило, совершенно не объясняет, что же именно там изображено. Поэтому даже тот пользователь интернета, который полезет сверяться с Федеральным списком, чтобы не распространить запрещенную картинку, просто не получит нужной информации. И не может быть уверен в том, что не будет наказан за распространение запрещенного контента.

Вообще, расплывчатые формулировки антиэкстремистского законодательства часто приводят к тому, что людей наказывают за неожиданные для них вещи, потому что не дают четко понять, что можно, а что нельзя. За последние месяцы Европейский суд по правам человека коммуницировал целый ряд случаев преследования по антиэкстремистским статьям. Довольно часто он ставит вопрос о том, мог ли заявитель предполагать, что будет наказан за свои действия.

Наиболее очевидный способ свериться со списком запрещенных материалов — поиск по ключевым словам либо на сайте Минюста, либо, например, у нас на сайте, где мы публикуем Федеральный список крупными частями. Но в случае с картинками это может быть довольно сложно, поскольку здесь все зависит от адекватности описания. Федеральный список — вообще очень неудобный инструмент.

Чтобы понять, что именно запрещено и внесено в Федеральный список под каким-то пунктом, можно еще попробовать свериться с соответствующим решением суда, где материал может быть описан более подробно. Но решения судов не всегда публикуются — бывает сложно найти дела за прошлые годы и даже последние решения публикуются неоперативно. Да и в опубликованных судебных решениях не всегда можно найти исчерпывающее описание запрещенного материала: в последнее время была тенденция к тому, чтобы скрывать как можно больше информации в публикующихся текстах решений.

Верховный суд РФ указывал на то, что суды, вынося решения об экстремистских публикациях в интернете, должны принимать в расчет контекст публикации, а если речь идет о репосте — оценку публикатором материала, который он републиковал. Но это не всегда делается. Если человек републикует какую-то информацию, которую оценивает критически, то ему стоит подстраховаться — написать, что он сам об этом думает. Хотя, как показывает практика, это не гарантирует безопасности.

Стоит еще отдельно отметить, что есть случаи, когда контекст не учитывается вовсе. Существует статья 20.3 КоАП РФ о публичном демонстрировании нацистской атрибутики или символики, которую сейчас очень часто применяют к активистам. Есть известная серия демотиваторов, критикующих российские власти, в которых нацистская символика используется как некое средство обличения российской политики, проводятся параллели между ней и политикой Третьего рейха. Понятно, что на таких картинках фигурирует свастика. При этом в таких публикациях нет никакого пропагандистского умысла, наоборот, человек негативно относится к нацизму и поэтому использует свастику, как средство обличения оппонента. Но согласно существующему российскому законодательству демонстрация свастики запрещена в любом контексте, поэтому наказание неизбежно. Известны, к примеру, случаи, когда штрафовали за публикацию исторических фотографий, на которых фигурировала свастика. Правоприменение, впрочем, точечно — фильмы о Второй мировой на российском телевидении все же показывают.

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments