ВИЧ

Борьба с лжеволонтерами: «Они фактически неуязвимы для законного преследования»

Борьба с лжеволонтерами: «Они фактически неуязвимы для законного преследования»

Общественная палата РФ совместно с МВД и Следкомом разрабатывает порядок работы со случаями мошенничества, связанными с деятельностью лжеволонтеров и мнимых благотворительных организаций. Журналисты радио СОЛЬ обсудили с президентом фонда «Предание» Владимиром Берхиным, как распознать лжеволонтеров и какие законодательные инициативы в борьбе с ними не следует принимать.

Владимир Берхин — президент фонда «Предание»

Сейчас один из самых распространенных видов обмана благотворительности — это мальчики и девочки с прозрачными ящиками, которые ходят по улицам. Они фактически неуязвимы для законного преследования, поскольку формально они ничего не нарушают. Не запрещено ходить по улицам и просить деньги, никакого утвержденного закона того, как это нужно делать, не существует. Поэтому постовые полицейские с ними сделать ничего не могут. Единственное, что нарушают такого рода сборщики, — это правила бухгалтерского учета, но постовые полицейские не обязаны следить за этим.

В Ростовской области предложили запретить благотворительным организациям работу с наличными. Но эта инициатива очень резкая, и она скорее помешает работе благотворительных организаций, потому что организаций, которые сидят только на интернет-сборах или только на грантах, немного. А региональные, маленькие организации — вот для них наличные имеют очень большое значение. Есть инициатива, которую мы как благотворительное собрание поддерживаем — это отказ благотворительных организаций от сборов в мобильные ящики. И сейчас идет работа в Госдуме, связанная с тем, чтобы выработать некоторый порядок работы с этими самыми ящиками. С тем, чтобы это не было абсолютно серое поле, где можно действовать, как угодно, а был законом утвержденный порядок, который требовал бы присутствия независимой инстанции при закрытии и открытии ящика, обязательной инкассации, обязательного внесения нужной суммы денег на счет организации и так далее.

Сейчас деньги исчезают именно потому, что сборщик никак не отвечает [за денежные средства] и не обязан ничего фиксировать. Ему деньги в ящик положили, он может их сразу там за углом достать и пропить. И никто никогда не докажет, что это были именно благотворительные деньги.

Депутаты неоднократно высказывались, что благотворительная деятельность должна лицензироваться. Эта идея ужасная, вредная и очень коррупционноемкая, а депутаты страшно любят все лицензировать, — это первое. А второе — это то, что мне один из депутатов от фракции ЛДПР предложил создать единый центральный орган управления благотворительностью, который бы всей ей в стране управлял. То есть был бы единственный фонд, который занимался бы всем. А остальные он предлагал просто запретить. Вот такой примерно уровень владения проблемой, который очень привлекательно выглядит в виде прокламаций и абсолютно никак не связан с реальной жизнью.

Лжеволонтеры бывают еще иногда в некоторых организациях, которые изображают благотворительную деятельность на государственные деньги. Бывает, что они за малую долю нанимают студентов в качестве массовки. Такое тоже случается, но это более редкий случай, и он не такой заметный. Это все проходит достаточно тихо и незаметно для широкой публики, а ребят с ящиками видели все. Мы насчитали примерно четыре десятка такого рода организаций, которые этим занимаются активно по стране. Трудно сказать, кто за ними стоит, возможно, одни и те же люди. Ребята с ящиками есть во всех заметных городах, они, как правило, работают волнами, то есть приезжают и уезжают. В зависимости от размеров города, один такой человек в день может собрать от 3 до 15 тысяч рублей. Примерно 20% забирает сборщик, остальное уходят организаторам бизнеса, а они там сами между собой делят.

У них [лжеволонтеров] есть несколько довольно стандартных тактик. Одна тактика — это когда этим занимается человек, плохо знающий язык, и он на все вопросы отвечает, что он первый раз и просто помогает детям. Вторая тактика — это когда они начинают говорить, что у них есть сайт: «Смотрите на сайте и если вы хотите вызвать полицию, то вызывайте, мы ей все объясним». То есть волонтер всегда делает вид, что ничего не понимает и все вопросы к старшему. А когда приезжает старший, и они понимают, что полиция прямо сейчас не придет, они могут начать орать. Они начинают кричать, что помогают детям, а вы им мешаете и так далее. Они могут еще собраться в группы из 3−4 человек и кричать с разных сторон. Еще случается, что они начинают врать, причем довольно тупо, что это статья 74 б УК — препятствие волонтерской деятельности. У нас народ юридически не очень грамотный, люди тушуются и уходят. Их не надо бояться, хотя они могут быть агрессивны.

Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments